Главная
Раздел

Любовь КОЛОМИЙЦЕВА
(Краснодар)

                         Невыдуманная история

ПРЕДАННОСТЬ И ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Осень.  Сырая, серая. Холодно. Уже несколько дней не переставая, идет моросящий,  мелкий-мелкий  дождь.  Иногда, кажется это и не дождь вовсе, а  оседает туман.  Неуютно, тоскливо.  Невольно ловлю себя на том, что мысли тоже серые,  заторможенные  и  никак не укладываются в тот порядок, когда день заканчивается и ты уже не на работе, но и не дома. Хочется оглянуться назад, оценить какие-то  моменты прожитого дня, подумать о вечерних делах домашних. Мысли обрываются, наталкиваются одна на другую и от этого неспокойно на душе. Настроение паршивое.

Уже почти дома. Поворот с трассы на поселковую дорогу.  Старый заброшенный сад,  тоже серый. На ветках крупные,  тяжелые  капли дождя, совсем не похожие на летние.  Еще поворот.

 - «Ну вот, а ты что здесь делаешь?».

 На обочине дороги, в паре метрах от придорожного столба с указанием  каких-то километров, сидит   рыжая собака.  При виде машины она привстала, вытянула голову, но потом опять села, провожая взглядом…  Что-то невидимое и неведомое заставило остановиться. Что-то не так. А что - не могу понять. Выхожу, смотрю на нее.  Если бы это был человек, можно было бы сказать «промок до нитки»,  так и собака.  Вся мокрая, она дрожала, а капли дождя стекали по ее шее и спине. На ушах, на лбу, над глазами тоже  висели крупные капли.

 - «Сколько же   ты здесь сидишь,  голодная, наверное?».

  Я достала из купленных в городе продуктов  несколько сосисок и стала приближаться к ней.  Но она поднялась и ушла на несколько метров в сторону сада.

- «Осторожная» - подумала я.

 Немного отъехав, я оглянулась. Собака сидела на том же месте и смотрела мне вслед.  Настроение уже не паршивое – скверное.

-  «Что же не так?» - снова задаю я сама себе вопрос.

- «Почему она не укрылась от непогоды?  И вечер уже».  

За всякими  разными  домашними делами и разговорами я забыла о собаке.  Но, засыпая, я почему-то подумала о ней и перед глазами снова встал ее образ рядом с белым придорожным столбом.

Наступил новый день.  Такой же серый и холодный, но уже не было этой въедливой мороси.

«Как хорошо, - подумала я - завтра выходной и не нужно никуда торопиться.  Дома тепло, уютно, тихо».

 А впереди еще целый рабочий день.

 И снова дорога, и этот белый придорожный столб  и рыжая собака. И все как вчера.  И снова  те же движения.  Привстала, вытянула голову навстречу машине и снова села.  Я вынула бутерброды, которые приготовила себе на обед, и понесла ей. И все повторилось. Она отошла на определенное расстояние, я оставила еду и уехала с  чувством,  которому не могла дать объяснение. 

Последний рабочий день недели тянется необычно долго. Закончился и этот. Пора домой. И мысли невольно возвращаются  к собаке.

Вот и поворот, и этот столб, и глаза невольно ищут.  А сердце так хочет, чтобы ее уже не было там.  Но желания были напрасными.  На противоположной от столба стороне  стояли две машины. Возле одной из них возились двое мужчин. Я тоже остановилась и подошла.  Выгружали старенькую будку для собаки. Решали где лучше ее поставить. Поздоровались, познакомились и я спросила:

 - Зачем ставить будку? Может быть, просто забрать собаку домой?  Иванович, как звали моего нового знакомого, ответил:

- Она не пойдет ни к кому домой.  Она ждет хозяина.

Для меня эти слова прозвучали, словно выстрел в самое сердце.   Я почувствовала эту боль физически.

 –Нет, не может быть. Как же так? Почему?

- Почему Вы решили, что она ждет хозяина? - спросила я, надеясь, что это только его предположения.

- Внук  с товарищами еще вчера утром принесли вот этот поводок, который хозяин повесил на этот столб. Они хотели собаку забрать домой, жалко было смотреть как она мокнет, но она уходит.

Я взяла в руки поводок. Это был  хороший поводок с карабином и петлей для руки.  Увидев  у меня в руках этот поводок, собака встала, слегка вильнула хвостом и снова села.  Появилась слабая надежда, что можно увести ее отсюда. Но этой надежде не суждено было сбыться. Как только я сделала два шага в ее сторону, она поднялась и ушла.

Мужчины установили будку, налили воды в обрезанную пластиковую канистрочку.  Постояли, глядя в умные глаза собаки.   О чем мы думали  в эти минуты?  Каждый о своем. Но мне кажется, мысли наши были одинаковыми.

- Эх, мать твою…  -  только и сказал Иванович.

Прошли последние выходные ноября.

 За ними закончился месяц  декабрь.

Пережили снежный и студеный  январь.

И вьюжный, и ветреный февраль осилили…

И была эта собака, как живой пример ПРЕДАННОСТИ  и  ПРЕДАТЕЛЬСТВА.

Не смогла она нарушить последнюю команду хозяина. Так и осталась ждать его у этого белого столба. Только в сильные снегопады, да в студеные морозы забивалась она в эту, неподалеку стоящую будку. И видимо, очень чутко прислушиваясь к звуку приближающейся машины, всегда выходила к столбу, в надежде, что ее сейчас заберет хозяин.

И не одно сердце, проезжающих каждый день мимо, дрогнуло.  Пусть внешне мы остались прежними, но внутри каждый пережил свою драму. И никто не осмелился ее обидеть.

Иногда я видела как родители привозили своих детей посмотреть на эту собаку и привозили ей поесть. И дети эти тоже познавали уроки ПРЕДАННОСТИ и ПРЕДАТЕЛЬСТВА. Так и не сумел никто ее увести.

А на пороге был уже март месяц. Весна чувствовалась во всем. Жизнь просыпалась, наполняя живительной силой.

Пришло время и  нашей собаке повиноваться природному инстинкту. Мудрая Мать-природа позвала ее к выполнению своей изначальной миссии жизни на земле. По-простому мы называем это «собачьи свадьбы».

Больше она не вернулась сюда.

А память  не может забыть пережитого.  И чем дальше ухожу от того времени, тем острее и понятнее становится предоставленный жизнью сюжет. И даже, если снесут этот белый столб  - моя собака останется там навсегда.

18 ноября 2010

 

                                                                         

Главная
Раздел

  
 

  

  Rambler's Top100