Главная
Раздел


Мариет ФОСНЕС,
редактор журнала по Республике Адыгея

ОБЩЕСТВО БЕЖИТ ОТ ДОБРОТЫ... КУДА?

Конец весны и начало лета в нашем регионе неизменно омрачаются притоком несчастных, бездомных кошек и собак – далеко не лучшее время для любителей животных. Писать о жестоком отношении нашего общества к животным как-то само собой стало для меня ежегодной, неприятной традицией. Казалось бы, написано уже всё, но новые случаи и связанный с ними всплеск возмущения заставил взяться за очередной материал. В этот раз читателю предлагаю интервью с председателем Краснодарского «Клуба защиты животных» Светланой Ивановной ДАНИЛЬЧУК – человеком на редкость скромным и интеллигентным. Личность Светланы Ивановны стоит того, чтобы написать о ней отдельный материал, а здесь скажу только, что она – кандидат технических наук, доцент, изобретатель с многолетним стажем преподавания в политехническом вузе, ветеран Великой Отечественной войны и труда, вдова ветерана войны и посвятила четверть века служению добру – помощи бездомным животным.


Светлана Ивановна Данильчук

Светлана Ивановна, расскажите предысторию вашей организации. Когда и по чьей инициативе она была создана?

– Появилась она 25 мая 1988 года по инициативе группы энтузиастов. У истоков была Галина Георгиевна Комаровская, она возглавила и зарегистрировала организацию. А в сентябре к ней пришла я, после того как услышала по радио объявление о том, что в клуб приглашаются любители животных. Целью нашей была помощь бездомным животным.

– А как определяется статус животных – бездомные они или нет?

– Бездомными считается животные бесхозные, безнадзорные.

– И кто поставлял их клубу?

– Проблема не в поставке. Мы тогда не могли принимать животных, потому что приюта у нас не было, была только одна комнатка в жилом фонде. Зная о нас, люди приносили животных, и по мере возможности мы их пристраивали, больных пытались лечить. Это было самое трудное время – ни приюта, ни опыта.

– На какие же средства вы существовали?

– На личные.

– А сейчас?

– И сейчас. С 1992 г нам дали помещение за арендную плату на Рашпилевской, 127, а в 2004 оно было выделено нам в безвозмездное пользование. Мы общественная благотворительная организация, поэтому средства ищем сами. Это членские взносы, помощь спонсоров, получаем пожертвования. Стараемся заработать сами, в последние 15 лет занимаемся кинологической работой, это обеспечивает хоть и небольшой, но доход.

– И как обстоит дело с пожертвованиями? Щедрый у нас народ, сострадательный?

– Увы, я бы не сказала.

-Животные, которые находятся на содержании в клубе сейчас, - откуда они?

– Подброшенные. Собак могут оставить на привязи под нашей дверью. Там же, под дверью, могут оставить короб с котятами или щенками.

– Ваши действия в таких случаях?

– Делаем всё, чтобы найти им хозяев, – чаще через объявления. Нам помогают в этом добровольцы. Иногда люди приходят сами и выбирают себе собаку или кошечку. Ведь помещение наше служебное и никаких условий для содержания животных у нас нет.

– И как скоро происходит устройство животных?

– Это дело случая. Иногда на это уходят месяцы.

– Ведётся ли учёт пожертвований и контроль за дальнейшей судьбой пристроенных животных?

– Да, вот журналы, в которых регистрируются имена, адреса и телефоны людей, взявших у нас животных. В журнале добровольцев нашего клуба значится 320 приютов для животных. Но это не юридические лица, а именно добровольцы. Поэтому, что касается пожертвований, потенциальные спонсоры не верят, что их деньги пойдут по назначению. Хотя нет ничего проще проехать к нам этим добровольцам и удостовериться самим, на что тратятся средства.

– Говорят, что на Сенном рынке стоят люди, принимающие котят и щенков за небольшие деньги и обещающих устроить их в добрые руки. Стоит ли этим людям доверять?

– Не думаю, что можно. Известны случаи, когда взятых якобы на пристройство котят эти люди заклеивали в коробках и отправляли в мусорные контейнеры, сбрасывали в Кубань. Получается, вы платите этим людям за убийство вашего животного. Когда мы обратились в городскую администрацию с просьбой разрешить стоять на том же Сенном рынке нашим волонтёрам, нам отказали.

– Светлана Ивановна, если бы это было в вашей власти, что бы вы ещё сделали для помощи бездомным животным, кроме этого скромного приюта, которому вы отдали столько времени и сил?

– Если говорить о городском уровне, во-первых, я бы организовала службу стерилизации, поддержки и ветеринарной помощи – прежде всего домашним приютам. Во-вторых, открыла бы городской приют, пусть не на тысячи мест, но хотя бы на сотни. Это могло быть на 80% коммерческое предприятие. При приюте могли бы работать стационар, гостиница, ветаптека, зоомагазин, выставочный и аукционный залы, автостоянка, похоронный отдел и кладбище. Такой проект был бы довольно прибыльным хотя бы потому, что учреждений подобного рода в городе нет в то время как спрос на все эти услуги высок. Нашему обществу не хватает энтузиастов со средствами, которые любили бы животных и были бы заинтересованы в том, чтобы делать добро.

– Существуют ли приюты для животных, финансируемые государством, и есть ли вообще закон о государственных приютах?

– К сожалению, государственных приютов нет, как нет и закона.

– Что вы скажете об участившихся случаях расстрела животных на улицах города?

– По закону, на улице ни расстреливать, ни убивать нельзя. Но закон часто нарушается администрациями учреждений, на территории которых появляются бездомные животные. В начале июля выявлено очередное нарушение краевого постановления №300 - расстреляно 7 собак по улице им.Фадеева,15. В настоящее время зоозащитники ведут расследование. Конечно, очень печально, что такой произвол не наказывается, не контролируется городскими властями.

– Понятно, что вашему клубу работается непросто. Но какие проблемы вы отметили бы как самые серьёзные?

– Наверно, отметила бы то, что нас хотят переселить. Мы и здесь-то не роскошествуем, а теперь нам предложено перебраться на площадь в 40 кв.м, где нет ни воды, ни света , ни телефона, где течёт крыша, где отопление печное и разрушен пол. Для сравнения – нынешнее помещение составляет 74 кв. м.

– Отчего же вас так стесняют?

– Из-за жалоб соседей. Кому-то мешает запах, кому-то не нравится, что мы дважды по пять минут в день выгуливаем несколько собак, хотя делается это строго под присмотром.

Postscriptum: Таковы заботы клуба защиты животных. Из собственного опыта скажу, что власти комментируют подобные ситуации неохотно. А чаще не комментируют совсем. Игнорируют журналистские запросы по теме и депутаты Госдумы. Благо, предлог для отказа при желании можно найти всегда. Однако, как бы авторитетные лица ни игнорировали проблему и как бы мы ни имитировали собственную успешность, брошенные животные – безусловно, один из многих показателей неблагополучия нашего общества, а общество – это все мы.

Публикация: июль 2014

 Пост!

    

 

Главная
Раздел


Rambler's Top100

Разместить рекламу