Главная
Раздел

 


Сергей Пузанов
Главный редактор «ЮЖНОГО РЕГИОНА»,
член Союза журналистов России

Сейчас оккупационная власть готовится с размахом отметить двадцатилетие Конституции РФ. Той самой Конституции, которую в 1993 году второпях приняли вскоре после кровавых событий «чёрного октября» в столице нашей Родины. Конституции, написанной для России американскими политологами, «специалистами по России», сообразно духу и букве «Плана уничтожения России» Аллена Даллеса. Конституции предательства и разрушения страны.  Конституции, отобравшей у народа практически всё – собственность на национальные ресурсы, гражданские права и свободы, человеческое достоинство... Положившей начало эпохе господства в стране олигархического капитала и международных монополий, нищенского существования большинства населения и сказочного обогащения самоназначенных «элит» и олигархов, хищническому грабежу России, беспределу и коррупции власти, беспардонному вранью и отуплению народа купленными СМИ, растлению молодёжи... Россию превратили в колонию Запада, в его сырьевой придаток и продолжают разрушать. В общем, дело Даллеса – Горбачёва – Ельцина пока что продолжает жить. Пока.

Но ведь предателям никто не вручал мандат на попрание итогов всенародного референдума о сохранении Союза ССР. И юридически, строго говоря, за всем, что было содеяно в Беловежской Пуще Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем при одобрительном молчании Горбачёва, ничего не стоит. В Белоруссии даже не сохранились оригиналы документов, подписанные по пьянке разрушителями Великой Державы. Госдума России, кстати, уже принимала решение о том, чтобы денонсировать Беловежское соглашение, но всё это так и осталось на бумаге благими пожеланиями. И всякие попытки придать вид юридической состоятельности упомянутого соглашения не имеют под собой никакой почвы. Это не более, чем попытки пособников предателей выдать желаемое за действительное.  Подробно о перипетиях с утратой оригиналов Беловежского соглашения, которые до сих пор никто так и не нашёл ни в Белоруссии, ни в России, можно прочитать в статье «Беловежское соглашение о распаде СССР исчезло?».

Недавно, листая свои газетные публикации, я нашёл свой очерк «Человек, которого нет», опубликованный несколько лет назад в Краснодарском региональном выпуске «Новой газеты». В Интернет-изданиях он нигде не публиковался. И я подумал: «А почему бы и не познакомить читателей «ЮЖНОГО РЕГИОНА» с этим очерком? Ведь (по крайней мере, в России) сейчас не так уж и много людей, из принципа продолжающих жить с советским паспортом». Сказано – сделано! Читайте этот очерк.

Человек, которого нет

Снова этот сон... Прокаленная каменная гряда на востоке. Из-за ее хребта вываливается хищное стальное тело и оскаливается огнем на ближний склон. Вторая серо-зеленая «вертушка» заходит от нестерпимо жаркого солнца и долбит по земле дымными стрелами эрэсов. Как в замедленных кадрах кино падает на склон щебень, перемешанный с кусками железа и кровавыми лохмотьями человеческой плоти. Борис ползет по камням туда, где минуту назад ухнула граната. Скатывается в котловину, расстегивает санитарную сумку, приподнимается на руках над молоденьким солдатиком и будто читает в остекленевших глазах: «Ты не успел!». Значит, лететь пацану домой в «черном тюльпане». Отстреливая на лету тепловые ловушки – приманки для душманских «Стингеров», брюхатый транспортник уйдет на север через заснеженную гряду Гиндукуша. Туда, в Союз.

Он служил Советскому Союзу. Служил там, куда его посылала Великая Держава. В Туркестанском военном округе, в Афганистане, снова в советской Средней Азии. Он гордился своей страной. Это была его Родина – Союз Советских Социалистических Республик. Стоя в строю, он не раз выдыхал единым с сослуживцами духом: «Служим Советскому Союзу!».

Он и сейчас продолжает ему служить. Опаленным сердцем и осколками своей фрагментарной памяти. И с гордостью носит паспорт гражданина Союза Советских Социалистических Республик IV – ГС № 685964, выданный 13 августа 1981 года ОВД Токмакского горисполкома Киргизской ССР. Ту самую серую книжку с гербом Советского Союза, которые уже давно заменены паспортами граждан Российской Федерации. Тот паспорт, который молодое поколение нашей страны уже может увидеть разве что в музее.

Но он принципиально не хочет его менять.

В августе шестьдесят пятого в далеком селе Беловодское Московского района Киргизской ССР появился на свет мальчик, Боря Сологубов. Рос, как все мальчишки. Учился в школе с математическим уклоном. После школы – Токмакское медицинское училище и диплом фельдшера. Затем – призыв на действительную военную службу в ряды Вооруженных Сил. Учебное подразделение по подготовке сержантского состава. Борис окончил его с отличием и был направлен в действующую войсковую часть. В то время «в южном подбрюшье СССР», в Афганистане, уже несколько лет шла война.

Это потом, через годы, беспристрастные аналитики скажут, что участие советских войск в чужой войне было огромной ошибкой и, что, по большому счету, мы там ничего не выиграли, потеряв более пятнадцати тысяч солдат и офицеров. В замечательном «Офицерском романсе» есть пронзительные строки: «Были когда-то и мы офицеры, Верные долгу в неверном пути. На искалеченных склонах Пандшера Кровью своею писали «Прости...». Так оно и было. Дело солдата – выполнять приказ. И платить своей кровью за авантюры политиков и ошибки военачальников. В необъявленных войнах полмира залито кровью наших мальчиков. Политпропагандисты говорили им: «Вы выполняете интернациональный долг». Они шли под пули и не понимали: кому и что они задолжали. Но у них было святое – Родина. И если ей нужно было воевать – они шли... Потому, что они дали присягу Родине.

Часть, в которой служил Сологубов, дислоцировалась в Киргизии. Постоянного участия в боевых действиях на территории Афганистана она не принимала. Туда были командировки для выполнения задач по обеспечению Ограниченного Контингента.

Полная и подробная история афганской войны пока еще не написана. Пожалуй, самым достоверным, честным и полным на сегодняшний день повествованием о том периоде советской истории через призму участия в афганской войне является книга генерала Бориса Громова «Ограниченный Контингент». «Белые пятна» в истории афганской войны еще ждут своего исследователя.

Есть такие «белые пятна» и в военной судьбе самого Сологубова. По разным причинам. С одной стороны тяжелое ранение с повреждением отдельных структур головного мозга не позволяет ему вспомнить многие детали периода военной службы. С другой – неполнота данных, которые могли бы предоставить чиновники военного ведомства. Любая война – это, прежде всего, война. На ней работа штабного писаря – дело второстепенное. Как мы уже не однажды убедились, и боевые награды годами и десятилетиями ищут своих законных обладателей. И подвиги, и преступления, и реальные потери становятся известными через много лет или остаются неизвестными навсегда. Мы до сих пор не знаем реальные цифры потерь нашего народа в Великой Отечественной войне. Не говоря уже о потерях в локальных вооруженных конфликтах в разных частях света. Поэтому рассказать подробно и стопроцентно достоверно о службе Сологубова весьма затруднительно. Приходится поступать по принципу «лучше о чем-то недосказать, чем выдумывать самому...».

За время своей службы Борис Сологубов успел сносно выучить разговорный пушту. Четвертого ноября 1988 года Борис женился на Наталье Александровой, которая чуть менее чем на один год моложе его. С разницей в один год у них родились сын и дочь. В это время Сологубов служил в Советской Армии. По записи в военном билете он был призван в Вооруженные Силы 10 ноября 1983 года и уволен со снятием с учета 9 марта 1987 года. То есть период службы составил 3 года и четыре месяца. Следовательно, после двух лет службы по призыву – служба по контракту. Как тогда говорили, сверхсрочником или «куском». Сам Борис утверждает, что он окончил школу младших офицеров, и ему было присвоено лейтенантское звание. Однако, записи об этом в его военном билете нет. Как и сведений в военном комиссариате. Здесь одно из двух – либо упущение военных чиновников по месту прохождения службы, либо дает о себе знать тяжелая черепно-мозговая травма. Борис утверждает, что Наталья, с которой они официально развелись после его комиссования из армии, однажды даже получила на него «похоронку» из штаба части. После очередной командировки в ДРА. И через полтора года встретилась с живым. Когда у нее уже сложилась другая семья. Вот этого ни подтвердить, ни опровергнуть я не могу.

Деталей своего ранения Сологубов не помнит. Вспышка. Удар в голову чем-то тяжелым... И все. Госпиталь. Долгое беспамятство. Шаманство военных нейрохирургов, вытащившее его из черного провала небытия. Мудреная запись в заключении ВВК: «Открытая черепно-мозговая травма с поражением структур головного мозга...». И дальше – только для специалистов. Но в этой записи есть важный вывод: «Травма получена в результате исполнения обязанностей военной службы». И от этого никуда не деться. Как и память Бориса, его личное дело страдает неполнотой и фрагментарностью. Есть ксерокопия удостоверения к медали за Афганистан, но нет записей об участии в боевых действиях там. Очень много неясностей. Пенсию Борис получает, как инвалид военной службы. По тому самому советскому паспорту. Расписывается и ставит какой-то одному ему известный шифр. Ему, как инвалиду военной службы, положена от государства квартира. Но его никто не поставил в известность о необходимости перерегистрации в соответствующей очереди льготников до 1 января 2005 года. И столоначальники его просто выбросили из списка. Наверное, кому-то квартира нужнее.

Сейчас Борис живет в подвальном помещении военно-патриотического клуба «Смена». На общественных началах выполняет работу охранника. Ходить по чиновникам он не любитель. А у тех, как известно, вся душа – пунктики и параграфы. Главное – не для людей работать, а чтоб начальству годить, да ненароком пятнышко на «честь мундира» не посадить. Что там человечек? Родители Бориса Сологубова – Иван Федорович и Валентина Ивановна – живут в хуторе Ново-Николаевка Усть-Лабинского района. Оба – пенсионеры, ветераны труда. Валентина Ивановна – инвалид второй группы. В общем, как-то «договариваться» со столоначальниками за Бориса некому.

Так и живет человек. Недееспособным в законном порядке не признан. Родине, которой служил, - не нужен. Да и где она, та Родина, которой он присягал и служил верой и правдой? Осталась только в осколках его памяти. И он остался в ее времени. Готовым сложить голову по слову политрука. Он спит в маленькой комнатушке на спортивном мате военно-патриотического клуба. На спинке стула – аккуратно отутюженная гимнастерка с зелеными крыльями офицерских погон. В ее нагрудном кармане – военный билет и серый паспорт.

В коротком тревожном сне гражданин Союза Советских Социалистических Республик Борис Иванович Сологубов до боли сжимает в руке вороненую сталь автомата. И щурится от нестерпимо яркого солнца над холодным перевалом Саланг.


Гражданин Советского Союза Борис Сологубов

P.S. После этой публикации прошло уже несколько лет. ВПК «Смена» приказал долго жить. Вроде как всплыла там какая-то мутная история с «чёрным копательством», оружием и боеприпасами. В районном центре о ней предпочитают помалкивать. Потому как руководитель клуба был депутатом районного Совета от «Единой России» и ныне осужден по уголовному делу...  Тем более, что истины, по сути, так никто и не знает – делом занималось Управление ФСБ по Краснодарскому краю, а это ведомство, мягко говоря, не очень-то открытое даже для СМИ.

Как сложилась дальнейшая личная жизнь и судьба Бориса Сологубова – Бог весть. Однако, видят его в городе всё так же одетым в военную форму, под крыльями офицерских погон. И в кармане гимнастёрки у него по-прежнему лежит паспорт гражданина Советского Союза.  

 

Публикация: сентябрь 2013

 Пост!

    

 

Главная
Раздел


Rambler's Top100

Разместить рекламу