Главная
Раздел

Медицина Республики Адыгея:
вчера и сегодня


Рустем Меретуков
Министр здравоохранения
Республики Адыгея

Главный редактор по Республике Адыгея, собственный корреспондент «ЮЖНОГО РЕГИОНА» в США Мариет ФОСНЕС беседует с Министром здравоохранения Республики Рустемом МЕРЕТУКОВЫМ по просьбе жителей посёлка Новый Тахтамукайского района.
Материал будет интересен каждому, кто обращается за государственной медицинской помощью на территории Адыгеи и не только этого субъекта Российской Федерации.

– Рустем Батырбиевич, на начало 2013 года планировалось строительство трёх сердечно-сосудистых центров в Адыгее. Завершены ли эти проекты?

– Если быть точнее, то это два первичных сердечно-сосудистых отделения и один Региональный центр, созданные в республике на сегодняшний день. С учётом численности нашего населения и территориальных особенностей этого вполне достаточно. Создать дополнительный сосудистый центр – мы об этом думаем, и ориентировочно это может быть сосудистый центр в Адыгейске. По причине того, что Адыгейск находится на трассе и территориально он отдалён, создание первичного сосудистого отделения на базе Адыгейской центральной городской больницы могло бы решить проблемы для жителей Тахтамукайского и Теучежского районов.

– Многие не понимают, что даёт обязательное медицинское страхование. Чем оно отличается от привычной прописки? Теоретически полис позволяет получить медицинскую помощь в любой точке Российской Федерации. Но так ли это на самом деле?

– Теоретически – да. Но существует ещё и так называемый участковый принцип, то есть человек должен получать медицинскую помощь там, где находится его страховая компания. Потому что средства равномерно распределяются в зависимости от количества застрахованного населения.
Скорая или неотложная помощь должна оказываться в любой точке России независимо от того, есть у человека страховой полис или нет. Что даёт страховой полис? Существует утверждённая программа госгарантии, согласно которой гарантированное количество денег выделяется на одного застрахованного человека и формируется фонд обязательного медицинского страхования (ОМС). По мере получения медицинской помощи Фонд ОМС производит взаиморасчёты с медучреждениями, которые оказали больному необходимую помощь. Человек получает медицинскую помощь бесплатно в гарантированном государством объёме.
Если же человек желает обследоваться или лечиться на другой территории, в другом субъекте по причине того, что в нашей Республике это невозможно, в этом случае тоже вопросов не может быть. Единственное, что потребуется, – это направление. В экстренных случаях направление не требуется. Тут срабатывает система межтерриториальных расчётов. Их фонд ОМС предъявляет счёт нашей страховой компании. Если в других регионах начинают этим спекулировать, это нарушение закона. 

– Если стоимость лечения превышает предполагаемый объём, кто оплачивает в таком случае?

– В таких ситуациях человека должны поставить в известность. Например, государство оплачивает тот или иной протез стоимостью, предусмотренной страховой программой. Если пациент желает более дорогой протез или имплант, то недостающую сумму доплачивает сам пациент. Но люди должны знать, что основные, жизненно необходимые методы лечения в страховую программу входят.

– Правомерно ли то, что в сельской поликлинике УЗИ или рентген платный?

– Если есть назначение врача, процедуры и исследования платными быть не могут. Другое дело – если человек желает пройти обследование без назначения или у него нет регистрации, нет полиса, а также если он желает обследоваться и лечиться анонимно.

– В Яблоновской поликлинике с 11 до 12 часов ЭКГ делают платно, в кассу вносится 149 рублей, даже если больной с направлением врача.

– Как я уже сказал, если это назначение врача, ни о какой плате речи быть не может.

– «Скорая помощь», по крайней мере в Тахтамукайском районе, не оснащена должным образом – ни глюкометрами, ни кардиографами. Что делается для улучшения ситуации в этом направлении? 

– Все машины скорой помощи в республике мы получили по нацпроекту в 2007 году. Конечно, машины уже требуют замены, но их состояние пока можно оценивать как удовлетворительное. Состояние машин в разных районах отличается, это зависит и от того, как к машине относится водитель. Один относится ответственно, а другой возит на ней кирпичи. Что нужно заменить – это автопарк, и мы этим по мере возможности занимаемся. В 2012 году на сэкономленные средства мы приобрели три машины скорой помощи, в прошлом году ещё два автомобиля класса «Б», которые оснащены всем необходимым оборудованием. Кроме этого, в прошлом году были приобретены десять единиц автомобильного транспорта, предназначенного для неотложных вызовов. В дальнейшем мы планируем поэтапную полную замену автопарка – машины будут оснащены в соответствии с новыми требованиями, которые вступят в силу 1 июля.

– Обязан ли лежачий больной обеспечить проезд к нему на дом узкого специалиста из поликлиники, психиатра например?

– Нет. Пациент за транспортировку специалиста не отвечает, это обязанность лечебного учреждения.

– Каковы показания к вызову «скорой помощи»?

– Это состояния, угрожающие жизни. Незначительное повышение температуры, артериального давления или головная боль не являются поводом для вызова «скорой помощи». Немало случаев, когда «скорую» вызывают без серьёзных оснований, но для медиков важно не пропустить среди таких случаев опасные состояния. Для этого есть обученные диспетчеры на «скорой», которые при необходимости могут передать вызов, и на вызов приедет врач из поликлиники.

– Как часты случаи неоказания медицинской помощи и халатности в республике? Есть ли жалобы вообще?

– Жалобы есть. И проблемы есть. Халатность, к счастью, прослеживается не так часто. Журналистам свойственно вешать ярлыки на представителей той или иной профессии, и медики не исключение. Но я хочу сказать, что, когда человек связывает свою карьеру со здравоохранением, у него нет намерения убивать пациентов. А неосторожность и халатность встречаются в любой сфере и их, конечно, нужно искоренять. Со своей стороны, мы принимаем достаточно жёсткие меры в отношении недобросовестных работников. Проблема ещё и в том, что в последние двадцать лет здравоохранение республики, как и по всей стране, находилось в очень плачевном состоянии, в него почти не вкладывались средства. В последнее время, с появлением нацпроекта «Здоровье» государство повернулось лицом к здравоохранению и наметились изменения к лучшему. Но надо быть реалистами и понимать, что в одночасье изменить всё не получится. Почему люди стали уходить из нашей профессии? Почему сейчас мы имеем дело с дефицитом кадров? Потому что медики находятся в унизительных социально-бытовых условиях. Но – повторяю – в одночасье всех проблем не решить. Если у человека есть претензии к качеству лечения, он вправе обратиться к своему бесплатному адвокату – страховой компании. Она обязана создать комиссию и разобраться.

– Подчиняются ли страховые компании Минздраву?

– Не подчиняются. Они с нами взаимодействуют.

– Если «скорая» привозит в Краснодарскую больницу скорой помощи тяжело больного с адыгейской пропиской, ему могут отказать в госпитализации?

– Тяжёлому больному отказать не может никто, в таких случаях отказ будет грубейшим нарушением закона. Это прописано в Конституции РФ.

– В государственных поликлиниках Краснодарского края больных из Адыгеи не принимают. Принимают ли в поликлиниках Адыгеи жителей края?

– Если больной нуждается в экстренной помощи или у него есть направление, то обычно принимает и Краснодарский край, и мы. Только в прошлом году за лечение наших людей в Краснодарском крае наш Фонд обязательного медицинского страхования заплатил 390 млн рублей. Жителей края пролечилось на территории Адыгеи в два раза больше, чем наших жителей пролечилось там. Традиционно люди из приграничных территорий края лечатся у нас. Мы, в свою очередь, выставляем Краевому фонду счета, и они оплачиваются.


– В одном из телеинтервью вы сказали о необходимости наведения порядка внутри самой сферы здравоохранения. Какие моменты в этом смысле вы отметили бы сегодня как самые насущные?

– Порядок наводится, но нам ещё далеко до наведения полного порядка. Дело в том, что в недалёком прошлом, в советские времена, лечебная сеть была развита несколько по-другому. Медучреждения располагались на густонаселённых территориях. Сегодня, к примеру, в посёлке Элит Кошехабльского района есть пятиэтажная больница. Колхоза давно нет, предприятий нет, население – 2 тысячи человек. В пятнадцати километрах от этого посёлка находится районная больница – вполне современное лечебное учреждение. Естественно, государство не может содержать две соседствующие больницы. Поэтому неэффективно работающие учреждения нужно оптимизировать. Это не значит лишить медицинской помощи людей, это значит превратить их в больницы дневного пребывания. Аналогичных ситуаций в республике немало и люди выражают недовольство по этому поводу, но мы стараемся выезжать на места и объясняем, для чего ту или иную больницу перепрофилировали. За последние два года на село поехало работать 170 молодых специалистов. В рамках программы «Село» они получили по миллиону рублей и приступили к работе. Это должно изменить ситуацию к лучшему. Мы зачастую сталкиваемся с запущенными случаями, то есть селянин обращается к врачу, когда уже поздно. А участковая служба будет заниматься профилактикой, проводить беседы с населением, выявлять заболевания на ранних стадиях. На это направлена и диспансеризация, которую мы начали в прошлом году. На селе будет оказываться первичная врачебная и доврачебная помощь, а специализированная помощь должна оказываться в соответствующих учреждениях, которые должны располагаться в городах. Это касается и акушерско-гинекологической помощи. Люди с ностальгией вспоминают участковые больнички, в которых были родильные отделения, и недоумевают, почему родильное отделение закрыли. А всё потому, что оно не отвечает современным требованиям. Роддом, где проходит меньше 300 родов в год, неэффективен. Потому что специалисты теряют навыки.

– Есть ли программы, рассчитанные на сельскую местность и направленные на пропаганду здорового образа жизни?

– Понятие здравоохранение – очень широкое. И медицинская составляющая здесь невелика. Это и здоровое питание, и окружающая среда, и занятия спортом, и климат в семье. Наша задача, как медиков – пропаганда здоровья чуть ли не на своём личном примере. Массовая диспансеризация взрослого населения, которая прошла в прошлом году, предполагает, что каждый взрослый человек, достигший 21 года, раз в три года должен проходить полное обследование. Есть перечень обследований, которые предполагают выявление заболеваний на разных стадиях. В ходе диспансеризации выявляются случаи с высокой степенью риска развития заболеваний. Речь идёт о лишнем весе, повышенном холестерине, повышенном сахаре, о курении, злоупотреблении алкоголем и многих других состояниях. Человек может чувствовать себя нормально, но указанные факторы могут привести к мгновенной смерти. Если с этой категорией населения мы будем активно работать, есть большая вероятность, что они не заболеют. Диспансеризацию можно пройти по месту работы или в участковой поликлинике. Что касается села, то оно оказалась неохваченным диспансеризацией, хотя, как известно, среди селян немало людей, которые к медикам не обращаются по двадцать лет. Поэтому в прошлом году мы приобрели мобильный комплекс – передвижную установку с УЗИ, лабораторным и рентген-оборудованием. Это позволяет проводить диспансеризацию или профилактику на территориях, отдалённых от центральных больниц. Но, как я отметил выше, здоровый образ жизни – это понятие комплексное.  
 

Публикация: март 2014

 Пост!

    

 

Главная
Раздел


Rambler's Top100

Разместить рекламу