Главная
Раздел

Сергей ПУЗАНОВ

Спасибо за вдохновение
моей подруге - замечательной певице
Анне ПАВЛОВОЙ

 

 

 

 

ПРИКОСНОВЕНИЕ К ВЕЧНОМУ

Русский Ренессанс

 

В России прошли времена воинствующего атеизма и богоборчества. На рубеже веков Русь начала возвращаться к своим православным истокам. С девяностых годов прошлого века в России начали восстанавливать разрушенные и строить новые храмы. По старинным проектам были воссозданы многие величественные культовые сооружения, в том числе и взорванный в 1931 году Храм Христа Спасителя в Москве.
Нашлись настоящие Мастера храмовой архитектуры и храмовой росписи. Но все это возникло не на пустом месте. Ничто не растет на пустом. Даже во времена атеизма, возведенного в ранг государственной политики, в нашей стране никогда не переводились настоящие ценители старины, хранящей дух истории и живую душу народа. Ведь без прошлого нет будущего. Политический строй, власть кланов и отдельных личностей – это все преходяще. Но есть Вечное. И граждане Великой державы не должны быть Иванами, не помнящими родства. Из нашей Великой, славной и трагической Истории не вычеркнуть благословение Сергием Радонежским русского князя Александра Невского перед Куликовской битвой и крестное знамение Емельяна Пугачева перед плахой. И в советское время ценители старины и хранители исконных традиций Руси православной собирали иконы и предметы культа, реставрировали и систематизировали великое наследие минувших веков. В СССР существовали и выполняли титаническую работу реставрационные мастерские академика И.Э.Грабаря. Им и его сподвижниками были заложены в нашей стране основы музееведения, реставрационного дела и охраны памятников искусства и старины. Из стен мастерских Грабаря вышла плеяда блестящих реставраторов и искусствоведов – Савелий Ямщиков, Кириков и многие другие. К школе академика Грабаря принадлежит и художник Ярослав Рылло – потомок священников и российских новомучеников. Говорят, что священнический род художника Рылло уходит своими корнями во времена незапамятные. Живой русский язык постоянно эволюционировал на протяжении долгих столетий. Менялись в нем и имена собственные. Обратимся к электронному изданию Большой Энциклопедии Кирилла и Мефодия 2006 года. В статье «Дионисий» читаем: «Несколько позднее был написан «Деисус» для построенного в 1481 собора Спасо-Каменного монастыря, и в том же году по заказу архиепископа Ростовского Вассиана Рыло были написаны иконы Деисусного, праздничного и пророческого чинов для Успенского собора Московского Кремля, причем в летописи Дионисий упоминается уже как почитаемый мастер, т.к. его имя стоит на первом месте (Львовская летопись 1481 года)». Вполне возможно, что архиепископ Вассиан Рыло, заказавший Дионисию роспись Успенского собора Московского Кремля, был предком Ярослава Рылло, возглавляющего сегодня фирму «Нестерцево». Родной брат Ярослава уже восемь лет исполняет монашеский обет в русском Афонском монастыре святого Пантелеймона в Греции, находящемся под юрисдикцией Константинопольской патриархии. Сам Ярослав Владимирович – давний почитатель и ценитель русской старины, живущий в Москве, создал фирму «Нестерцево», занимающуюся реставрационными работами в действующих православных храмах и росписью новых. Он привлекает к этой работе молодых талантливых профессионалов со всей России. В начале двадцать первого века «Нестерцево» творит русский Ренессанс.

Храм Сергия Радонежского

В городе Усть-Лабинске Краснодарского края в 2007 году был освящен и вступил в строй действующих новый храм святого преподобного игумена Сергия Радонежского. Этот храм, несомненно, войдет в первую тройку самых грандиозных в новейшей истории культовых сооружений на юге России. Почти наверняка можно утверждать, что храм будет включен в справочники главных достопримечательностей Кубани. Когда возникла необходимость в росписи строящегося в Усть-Лабинске нового храма Сергия Радонежского, председатель совета директоров компании «Базовый элемент» Олег Дерипаска обратился к основателю и руководителю фирмы «Нестерцево» Ярославу Рылло… Генеральным спонсором проекта стало ОАО компания «Базовый Элемент». Художники фирмы «Нестерцево» осуществили роспись храма. Общая площадь поверхностей внутренних стен и сводов культового сооружения, которую предстояло расписать орнаментами и художественными изображениями, составляет примерно 2000 квадратных метров. Художественная концепция росписи разработана действительным членом Российской Академии Естественных Наук А.И.Ахальцевым. Он лично принимал участие в практическом воплощении своего авторского замысла. Вместе с главным художником проекта Дарьей Рылло академик ежедневно проводил долгие часы «на лесах», где работали двадцать молодых талантливых художников, собранных из разных уголков России. Мне довелось воочию увидеть эту титаническую работу и пообщаться с Мастерами русского ренессанса. Об этом и расскажу…

Будни Творцов


Главный штаб операции» - на третьем ярусе. На «третьей ступеньке лестницы в небо». Откуда она уже уходит к сводам и в подкупольное пространство. Все выше и выше. «Штаб» - это очень условно. Просто здесь еще достаточно много простора в плане. Так, что можно даже провести «летучку». Здесь располагаются столы, уставленные бесчисленными банками с красками. Здесь же – эскизы, вырезанные фрагменты орнаментов. Здесь всегда что-то вычерчивают на ватмане, что-то переносят на кальку, что-то обсуждают. Академик показывает веселой тоненькой девушке в бордовом свитере сочетание цветов на каком-то завитке росписи на бумажном макете так, как оно должно выглядеть «в натуре». «Все, поняла, поняла!» - радостно возвещает художница из Новозыбкова Брянской области Марина Тарасова и опускается на дощатый пол яруса с кисточкой в руке. Выписывает завиток, почти лежа. Рязанский бородач Игорь Разгоняев сосредоточенно переносит на колонну трафаретный контур розетки. Их надо нанести всего… двести сорок! Со всех сторон, снизу доверху храма. С нижерасположенного яруса поднимается по железной лестнице Алеся Фенюшина. Она сама – из Сарова – Святого Наукограда, совместившего в себе духовную силу подвижника земли русской преподобного Серафима Саровского с ядерной мощью России нынешней и грядущей. Окончила Строгановку, расписывает уже не первый храм. Всегда в белом халате. То ли из реставрационной мастерской, то ли из лаборатории Федерального ядерного центра. И эти такие милые, озорные, чисто русские веснушки на улыбчивом личике! Есть вопрос академику. Он весь – внимание. В команде работают и двое местных художников, преподаватели Усть-Лабинской детской художественной школы Наталья Яковенко и Елена Латышева. Наталья Яковенко рассказывает:
– Отбор был очень жесткий. Вы же понимаете: то, что мы делаем – делается для нынешних и будущих поколений, то есть на века. Наличие специального художественного образования – это критерий само собой разумеющийся. Но этого мало. Необходимо еще абсолютное владение стилистикой, тонкое художественное чутье и способность работать с полной самоотдачей. Мы с Еленой выполняем работу альфрельщиков – художников-орнаменталистов. Но здесь нет работы неважной, второстепенной. Каждый мазок, положенный на специально подготовленную поверхность стены или свода, вписывается в единый художественный замысел росписи храма. Орнаменты занимают весьма значительную его часть. Академическая живопись храма – это бриллиант, нуждающийся в золотой оправе. Вот эту самую оправу и создают альфрельщики.
– У вас в команде четкое разделение труда?
– А иначе нельзя. Это же колоссальный объем работы. Здесь трудятся люди с огромным опытом. Художники со всей России, участвовавшие в реализации огромных по своим масштабам проектов. Одни выполняют разметку, другие делают орнаменты, третьи пишут фон, пейзажи, четвертые пишут доличное. И лишь очень немногим доверяют выписывать лики. На этом конкретном «новоделе» лики пишут четыре художника, в том числе и сама Дарья Рылло. Для этого требуется огромный опыт, настоящее художественное видение и абсолютное владение техникой. Плюс огромная работоспособность. Одних серафимчиков здесь надо выполнить тридцать четыре.
– Я заметил, что у вас коллектив преимущественно женский. Почему?
– Не знаю. Так сложилось. Наверное, потому, что женщины подходят к этой работе более одухотворенно, что ли. И у них больше терпения. Хочется быстрее увидеть всю красоту и великолепие храмовой росписи сразу. Но ее надо создавать из тысяч или миллионов отдельных движений карандаша и кисти. Здесь нужны терпение и кропотливый труд.
– Работа напряженная?
– Не прохлаждаемся. Но, скажу честно, я здесь чувствую себя менее напряженно, чем в школе. Умиротворение вносит в душу сам храм. Это не просто стены, своды и купола. Это нечто неизмеримо большее. Впрочем, поговорите с руководителем проекта академиком Ахальцевым. У него огромный опыт в реставрации старых и росписи новых храмов. Он участвовал в росписи Храма Христа Спасителя и многих других. О тонкостях этой работы он знает все. Мы здесь все – подмастерья, он – Мастер.

Академик

Место для беседы с академиком Ахальцевым на огромной стройке мне пришлось выбирать самому. Выбрал рабочий «кабинет» прораба в стилобатной части храма под массивными бетонными перекрытиями. Наверху, на лесах, обстоятельно поговорить не дали бы художники. Рабочий день заканчивался, и это вселяло надежду на то, что мне удастся поподробнее расспросить академика про общий художественный замысел проекта и про какие-то детали в работе… Мы зашли в прорабскую и расположились на простых стульчиках за огромным столом, усеянным чертежами, линейками и прочим инвентарем. В начале разговора я попросил академика рассказать немного о себе. Свой первый храм Андрей Ильич расписывал в семидесятом, будучи еще студентом Суриковского института Академии художеств. Тогда же получил и первый опыт реставрационных работ. Потом занимался иконописью в мастерских Грабаря. Во времена либерализации значительно возрос интерес к храмовой живописи, расширился круг художников, которых стало привлекать духовное начало в искусстве. Ахальцев принимал непосредственное участие в реставрации Успенского собора Дмитровского кремля, Троицкой церкви в Дмитрове, храма Серафима Саровского в Сарове, храма Казанской иконы Божией Матери в Дивеево… Вехой в творческом пути Мастера стала роспись Храма Христа Спасителя.
– Андрей Ильич, расскажите, пожалуйста, об особенностях росписи храма Сергия Радонежского в Усть-Лабинске.
– В храмовой живописи есть свои каноны, отступать от которых нельзя. Вместе с тем, это не означает, что личность художника, его творческий почерк нивелируется этими канонами. Отнюдь нет. Здесь как раз таки со всей мощью проявляется духовный мир человека, то, что заложено в нем Творцом. «Не нам, не нам, но Имени Твоему!». Храм увековечивает Имя и Память подвижника земли русской, в миру Варфоломея, преподобного игумена Сергия Радонежского. Совершенно естественно, что настенная роспись обязательно включает житийные сцены святого: благословение великого князя Дмитрия Донского на Куликовскую битву и явление Богородицы Сергию во время молитвы. Обязательным также является изображение христианских двунадесятых праздников. В этом новоделе расписывается пятиярусный иконостас: Праотцы, Ветхозаветные Пророки, полноростовой Деисусный чин, двунадесятые праздники и так называемый местный ряд.
– Пространство храма огромно по своим размерам. Как же переносятся изображения с эскизов и репродукций на стены и своды?
– Существует несколько способов переноса – по трафарету, припорохом, передавливанием, посредством проекции… Мы здесь применяем, в основном, перенос «по клеточкам». Этот способ использовался и в эпоху Возрождения. То же самое делали художники школы Микеланджело. Мы до сих пор восхищаемся фресками Сикстинской Капеллы.
– Известно, что при росписи Сикстинской Капеллы Микеланджело приходилось работать лежа…
– Иногда и нам приходится это делать. У художника болят от напряжения мышцы шеи, спины, рук и ног. Но таковы условия нашей работы. Тут ничего не изменишь. Приспосабливаемся, как можем. При росписи Храма Христа Спасителя один художник (а там было занято около пятисот человек) смастерил себе подголовник на базе жесткого станкового рюкзака и с ним работал. Запрокинутая голова покоилась на подушке. Другие потом перенимали опыт. Вообще, в такой работе, как роспись храма, физическая подготовка художника – штука совсем не лишняя. Когда по много раз в день поднимаешься по металлическим лестницам на высоту в десятки метров, понимаешь: работа не для слабаков. Но мы все к этому привыкли.

Что академик прав, я убедился на себе. Две сотни фотоснимков «цифровиком», сделанные мной «на лесах» – тому подтверждение. Мышцами ног это почувствовалось.
Ахальцеву немного за шестьдесят. И он совсем не похож на кабинетного академика. Высокий, подвижный, с отменным чувством юмора и молодыми искрами в глазах, в камуфляже, футболке, кирзовых сапогах и чепце простолюдина времен Ивана Грозного, он будто летает по железным лестницам и дощатым настилам. Долго и увлеченно может рассказывать о храмовом искусстве Руси православной, а потом собственноручно писать акриловой краской «Символ веры».

Прикосновение к Вечному

Вся внутренняя часть огромного сооружения – в лесах. Идет Акт Творения Вечного. К Рождеству снимут железные лестницы, вывезут более пятидесяти кубов отменных досок и миру будет явлена неописуемая красота. Сердца людей замрут от восторга перед Божественным величием Храма. Это – не только поклонение Творцу и великим Святым, в земле российской просиявшим; это еще и утверждение Божественного в Человеке. Символ духовного величия Руси православной. Ныне и присно. Смотрю на великолепие академической росписи, на затейливые узоры и розетки, крылья над немереными просторами Бытия, благословляющий крест над шеломами русских ратников, идущих на смерть и в Бессмертие ради нас, ныне живущих. Всматриваюсь в одухотворенные и страдальческие лики пророков и святых. И снимаю, снимаю… Когда работа будет закончена, сюда уже не поднимется никто. Никто не увидит и не снимет самого Акта Творения. Этих клеточек, этого карандашного контура, этого пробного мазка… Миру будет явлено только Совершенное. Охватывает такое благоговейное чувство прикосновения к Вечному в момент его рождения, которое трудно выразить словами.



ФОТО К МАТЕРИАЛУ


Собственно стройка закончена


"Лестница в небо"


Храм в лесах


Алеся Фенюшина


Дарья Рылло с Алесей Фенюшиной


Готовится эскиз


Доличное


Рабочий момент


Коленопреклоненно


Работа на высоте четвертого этажа


Она готовит поверхности...


Альфрельщица Наталья Яковенко


Рязанский художник Игорь Разгоняев на лесах


Краски


Работа на века


Контуры


Фрагмент росписи


Матерь Божья


Марина Тарасова


Главный художник проекта Дарья Рылло


Академик Ахальцев


Похвала Мастера. Не возгордись!


За советом к Мастеру


Подбор тона


Благословение на ратный подвиг


Подкупольное пространство


Купола в синеве


Ночное великолепие

 

  Нравится



Главная
Раздел




Rambler's Top100