*

Главная
Раздел


Ирина КАСАТКИНА
(Ростов-на-Дону)

ВСЕЙ ПАМЯТЬЮ ВОЙНУ Я НЕНАВИЖУ!

МАМА

Светлой памяти моей мамы


Жители Ростова-на-Дону строят баррикады. 1941.
Фотохроника Великой Отечественной

Опять приснилась ей война,
Чужие самолеты в небе
И неотступные − о хлебе
Насущном −
Думы дотемна.

Прижав меня тесней к груди,
Бежала мама по Садовой,
А под бомбежкой из Ростова
Состав последний уходил.

Бойцы кричали: − Берегись!
Свистели пули вдоль бульвара.

Мы добежали
И спаслись.

Я стала взрослой, мама − старой,
Уж вырос сын.
И мы живем.
В далеком прошлом миг суровый.
Тепла и света полон дом
И, вроде, все пока здоровы.

Но в час полночный, поздний самый,
Когда родные мирно спят,
Я часто слышу: стонет мама.
Все снится ей:
Летят!
Бомбят.


Хлеб военной поры. 1941
Фотохроника Великой Отечественной

ПАМЯТЬ СТАРШЕЙ СЕСТРЫ

Я помню все:
Как вспыхнул страшный свет,
Как женщина упала и застыла.
Мне не исполнилось тогда трех лет,
Но я прекрасно помню
Все, как было.

Кругом чернели мертвые дома,
А небо было красным над Ростовом.
Зачем всю жизнь - не ведаю сама -
Картину эту вспоминаю снова?

Порою лишь взгляну на небосвод,
Вдруг, как щелчок...
И вновь передо мною –
Огонь на крышах,
Низко – самолет
И женщина, убитая войною.


Догорает сбитый фашистский "Юнкерс". 1942
Фотохроника Великой Отечественной

ПЛАЧ ПО ГОРОДУ ГАГРЫ

Всем жертвам межэтнических вооружённых конфликтов

Стреляли
По городу Гагры
Из градобойных орудий.

Скажите:
Кто эти варвары?
В своем уме эти люди?
Ведь громить его стены
Тонкие,
Даже если там враг укрыт,
Все равно, что убить ребенка,
Которым прикрылся бандит.

Не мог это сделать −
Конечно! −
Сердечной Абхазии сын.
С душою широкой и нежной
Не мог
Это сделать грузин.

О, ласковый город у моря,
Любивший нас преданно
Всех,
Как ярко горит твое горе,
Как страшен чудовищный грех.

О, море в Гаграх!
Скорее
Волной хрустальной своею
Смой ненависть всю людскую
В свою пучину морскую!

О, Боже правый, святой!
Помилуй край золотой,
Пожары все погаси,
Безвинный город спаси.
В раю
Не место стрелять!

Кого еще умолять?

МОЛЬБА МАТЕРИ


Ему только девять... Но он уже готовится мстить... Патрон в стволе!

Прокричали сегодня газеты
О случившейся новой беде:
В недалекой прелестной Осетии
Расстреляли невинных людей.

Там под гнетом пудового горя
Семьи павших готовятся мстить.
Но убийцы попрятались в горы,
Много проще их близких убить.
 

Значит, снова ужасные вести.
Льется кровь то одних, то других.
А итог? Он такой же, как если б
Там свои убивали своих.

Я молю вас, о, праведный Боже
И добрейшая Божия Мать,
Чтобы те, кто на вас так похожи,
Перестали родных убивать!

Я молю, чтобы сын мой любимый
Век Отечеству преданным был,
Но судьбою и Богом хранимый
За всю жизнь никого не убил.

Люди мира! Молю вас, поверьте:
Все священней границ и межей
Рубежи между Жизнью и Смертью.
Божьи судьи у тех рубежей.

  ДЕВЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ


Вот это и есть омерзительный облик геноцида

С утра стрельба.
А горный мир прекрасен.
Неужто и сегодня будет бой?
Как лик войны в земном раю ужасен,
Как безупречен купол голубой!

Опять я, падая, содрал колени
И сильно донимает боль в спине.
А где-то девушка с лицом весенним,
Быть может, вспоминает обо мне.

В душе погано, и в желудке скверно,
Идем с Серегой трупы убирать.
А слово “убивать” не зря, наверно,
Рифмуется со словом “умирать”.

Они лежат почти в одном исподнем.
Над ними занимается рассвет.
− Эй, враг! Не убивай меня сегодня,
Ведь мне сегодня девятнадцать лет.

ОНА БЫЛА...

Она была волшебно красивой
И в эту ночь безмерно счастливой,
Такой распахнутой и румяной,
От поцелуев немного пьяной.

А город их над светлой рекою
Жил, совершенно не беспокоясь
О том, что было, о том, что будет.
Ложились спать усталые люди,

Катил бесшумно поздний автобус,
Дремали парты и школьный глобус,
Когда, не дожидаясь рассвета,
На спящий город пошла ракета.

Только к причине такого решения
Город совсем не имел отношения.

ВОЙНЫ НЕ БУДЕТ

Мама мне говорила:
− Зачем тебе эта ваза?
Мама меня бранила:
− Опять купила не то.
Если война начнется,
Бросишь все вазы сразу.
Если бежать придется,
Нужно теплей пальто.

− Мамочка, село солнце,
Уже наступает вечер,
Туман на травы ложится,
Шла бы и ты полежать.
А если война начнется,
Кончится жизнь человечья.
От этих ракет не скрыться.
И некуда нам бежать.

Об этом знают все люди,
Весь мир, как улей, встревожен.
Ведь места живого нету
На бедной нашей земле.
Не бойся, войны не будет.
Мы сделаем все!
Что сможем.
Не думай больше об этом.
Живи себе,
Не болей.

ТОСТ

Выпьем, братцы,
Чтоб жили мы все хорошо!
Чтоб скорей перестали
Испытывать шок
От цены на ботинки
И сахар-песок
И чтоб мы не доели
Последний кусок.

Чтоб врагам нашим
Тоже
Прекрасно жилось,
Чтоб нам с ними вовек
Воевать не пришлось,
Чтоб у нас и у них
Отлегло от сердец
И чтоб стали друзьями
Мы все, наконец.

Чтоб мы были достойны
Планеты Земли,
Чтоб и думать о войнах
Уже не могли
И, имея соседями
Лучших друзей,
Все оружье скорей
Посдавали в музей.

Чтоб родную Природу
Нигде не губили,
Воздух, землю и воду
Ничем не убили.
Чтоб грехи наши тяжкие
Нам отпустили
Добрый Бог и Природа,
Спасли
И простили.


 

Публикация:  май 2011

 

 Нравится

 

 


При перепечатке авторских материалов активная ссылка на "Южный регион" ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Печатным изданиям для этого необходимо получить письменное разрешение редакции
(кроме изданий-партнёров)!


Rambler's Top100

Разместить рекламу