*

Главная
Раздел


Рамина МОНСАЛЬВИ

Рамина Монсальви приступает к работе в качестве собственного корреспондента «Южного региона» по Краснодарскому краю. Читатели еще смогут по достоинству оценить её журналистский талант. Но сегодня мы представляем Рамину, как творческую личность. Она пишет стихи и прозу, довольно небезуспешно пробует своё перо в драматургии: спектакль, поставленный по пьесе молодой писательницы с успехом прошёл на сцене Казанского Драматического театра и был тепло встречен зрителями столицы Татарстана. У Рамины Монсальви итальянские корни и русская душа. В нашем редакционном «портфеле» уже есть несколько интереснейших работ Рамины. Итак, встречайте восход новой яркой звёздочки на небосклоне «Южного региона».
 

КОЛДУНЬЯ

(РАССКАЗ)

Вы никогда не видели таких глаз. Таких невероятно синих, непостижимо печальных. Таких пронзительных!
И сейчас она склонила голову над чистыми водами реки, а по плечу скользит пшеничный колос растрепанной косы. Деревня Глубокий Колодец слухами полнится о том, что Ульяна – колдунья. Любого мужика закружит, захороводит, иссушит душу ему. И... какая жена?! Какие дети?! Всё позабудет и... за Ульяной на край света...

Давятся местные жены злобной бабьей завистью. Недобрый шепот за спиной красавицы, когда идет она, гордая, в своем красном сарафане. Замирают деревенские мужики, когда случается ей окинуть их своим цепким взглядом. Но никого не допускает она в свое одиночество. Друзья ее – лишь звери лесные да птицы небесные. Поговаривали, что даже змеи приползают пить молоко из её ладоней. Но что за тайны окружали Ульяну на самом деле, никто точно не знал.

И вот однажды человеческое невежество сломило барьер страха и бабы деревенские приготовили Ульяне страшную месть...

Это было раннее утро праздника Ивана Купалы. Юная колдунья шла в лес за травами. Бабушка учила ее, что в этот день растения обладают особой целебной силой и Ульяна старалась никогда не пропускать это редкое время, чтобы сделать запасы. Мало ли кому может понадобиться помощь? Всякая беда ведь случиться может. А у нее как раз найдется лекарство!

Девушке хотелось помогать людям. Но до сих пор к ней никто не обращался, окружающие слишком боялись ее. Темнота их разума мешала им разглядеть ее добрую душу.

Она шла узкой тропинкой, напевая тихую песню. Тонкое тело ее двигалось плавно и бесшумно. Оно дышало молодостью и здоровьем, благодарно откликаясь на единение с Матушкой–Природой. Тонкий сарафан не мог скрыть ее чистой красоты, она могла бы подарить счастье какому-нибудь юноше, выйти замуж, родить крепких сыновей, а потом тихо состариться рядом со своим мужем. Но увы... Ульяна не видела своего будущего с кем бы то ни было. Сердце ее безнадёжно болело человеком, который не мог принадлежать ей, а другого она не хотела.

Ах, конечно же, она могла завладеть Андрюшей. Секреты ворожбы были хорошо ей известны. Но как она могла посягнуть на чужую семью? Там жена, там трое детей! Он чужой муж. Чужой!

Не хотелось Ульяне счастья ценой чужих слез. Да и любовь наколдованная ей не нужна. Настоящей душа просила...

И потому смирилась она с одиночеством и заранее примерила себе горькое клеймо  «Старая дева».

Песня Ульяны неожиданно оборвалась... Дорогу ей преградили разъяренные жены во главе с Марьяной – законной супругой Андрея.

– Ну что, ведьма?! Далеко ли собралась?

Марьяна с вызовом уперлась руками в бока.

– Пропустите меня, бабоньки. Недосуг мне с вами разговоры вести.

Девушка хотела пройти мимо, но ее грубо толкнула Наталья, загораживая дорогу своим мощным телом. Юное сердечко болезненно сжалось, предчувствуя неприятности. Зло, исходившее от женщин, можно было ощутить кожей – до того воздух густо пропитался их желчью!

– А ты не торопись, красавица! Когда задом перед нашими мужьями вертишь, так не торопишься!

Марьяна угрожающе выступила вперед.

– Думаешь, не вижу я, что ты на моего Андрея глаз положила? Ты, коза растрепанная!

Девушка интуитивно поняла, что оправдываться ей бесполезно. Они здесь не для того, чтоб выслушать ее, и потому ей ничего не оставалось, кроме как молчать. Напряжение нарастало, бежать было некуда.

– Да, да! И моего Василия ты приворожила!

– И моего Петеньку!

– Да зачем ей столько чужих мужиков?! Нечего на наше добро зариться!

– Да шлюха она! Проститутка дьявола!

– Признавайся, ведьма, почём душу свою продала!?

Женщины единой толпой ринулись на беззащитную девушку. Напрасно пыталась она прикрыться своими тонкими руками – обезумевшие бабы были слишком страшной силой, чтобы было возможно от нее спастись.

В следующее мгновение они тащили ее за волосы вглубь леса, пиная и царапая её нежное тело.

– Ух! Выцарапайте ей, её проклятущие глазища!

– И космы! Космы повыдирайте!

– Ну, держись дьявольское отродье! Мы тебе покажем!

И никто в этот момент не вспомнил, что избивают они внучку женщины, которая когда-то помогла каждой из них. Не вспомнила Марьяна рассказ матери, как бабка Евдокия ей в детстве грыжу «загрызала». Не вспомнила Наталья, как Евдокия помогла ей замуж выйти, будучи уже на сносях. А то не миновала бы она позора.

И Василиса не вспомнила, как бабушка их жертвы спасла её мать от смерти, и не дала ей и ее братьям остаться сиротами. И все остальные не вспомнили как их Евдокия лечила, как выручала в жизненных невзгодах. Как говорила старая колдунья: «Помру, одни не останетесь. Ульянка моя науку хорошо усвоила. Будет вам подмогой вместо меня».

В лесу привязали они несчастную девушку к дереву, обрекая на страшную смерть. И уходя, посмеялись: «Если повезет тебе, зверь дикий сожрет. А не повезет, так комары медленно доедят еще до того, как медведь придет глодать твои кости». Не дрогнуло сердце ни у одной из женщин от того, на какую муку они обрекают это юное создание.

Они ушли, а Ульяна плакала. От поруганной гордости, от несправедливости, неблагодарности, и просто от страха.

И взвыла она нечеловеческим голосом со всей тоской и болью, прощаясь с несбывшейся любовью, брошенная в пасть жестокой Судьбы. И когда обессилела она от рыданий, то прошептала тихо: «Братцы-вороны... Отнесите голос мой в поднебесье. Замолвите словечко... за свою сестру».

...Через пять дней вся деревня шумела от громовой новости: колдунью нашли мёртвой в лесу.

Не выдержала Марьяна слушать, как ее Андрей сокрушается о погибшей Ульяне и, охваченная ревностью и ненавистью, вылила всё наболевшее на голову своего мужа, втайне надеясь услышать его оправдания. Но вместо этого, Андрей взглянул на жену с таким осуждением так, что по телу молодой женщины прошла невольная дрожь.

– Дура! Какая же ты баба дура! Да Ульяна была самым невинным человеком, которого я когда-либо знал! Как то я решил отомстить тебе за все обиды и пошёл к ней. Я видел, что нравлюсь ей и подумал: «Пусть станет моей любовницей. И ей хорошо, и мне приятно, и тебя бы наказал. И знаешь что?

– Что?

Голос Марьяны дрогнул.

– Прогнала она меня. Сказала: «Иди к жене! Не по-божески это! Я завета бабушки своей не забыла…». Вот так. Вытолкала меня за дверь и вслед сказала: – «Иди, иди! Постыдись своего поступка. Марьянка у тебя вон какая хорошая. Грех тебе жаловаться да утехи на стороне искать».

Он замолчал и на глаза женщины навернулись слезы. Ужас осознания сдавил ей горло.

– Господи! Что же мы натворили?! Господи, прости! Вовек не замолить. Господи!

Марьяна схватилась за сердце. Вспомнила она свою ненависть к тем, кто Христа распял, тем, кто Его, невинного, камнями побивал. И поняла: никогда эта горечь не смоется с души ее. А она заслуживает такой же ненависти.

– Господи! Сатана взял душу мою в заложники. А я не смею молить тебя о спасении!


 

Публикация: 14 декабря 2011

 

 Нравится

 

 


При перепечатке авторских материалов активная ссылка на "Южный регион" ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Печатным изданиям для этого необходимо получить письменное разрешение редакции
(кроме изданий-партнёров)!


Rambler's Top100

Разместить рекламу