Главная
Раздел

Лео тяжело дышал, прикрыв глаза. Дыхание то замедлялось, то с силой сотрясало могучую грудь.
Из горла вырывался хрип, отдаленно напоминающий рык. Черное покрывало ночи, наброшенное на саванну, медленно начинало таять. На фоне светлеющего неба четко выделялся силуэт окаменевшей Геры. Занемела спина, болели израненные лапы, а она все сидела, не замечая наступающего утра, глядя на того, кого так любила, для кого растила детей и столько лет шла бок о бок пока...

Пока в небольшой, кочующий по пустыне прайд львов,
не приблудилась молодая амбициозная львица Линда. Линда была грациозна, игрива, самонадеянна и чудо как хороша!

Весна всегда весна, и когда молодые львы, одуревшие от ее запахов и чего-то еще, носящегося в воздухе, будоражащего кровь - сражались за нее и расходились, тяжело дыша, зализывая раны -красавица львица лишь щурила янтарные глаза, бросая игривые взгляды в сторону вожака, неподвижно лежащего в стороне.
Лео был великолепен - пышная грива с проседью, могучее сильное тело, и рыжие с искрами глаза, грозно смотрящие за порядком.

Давно не было дождей и саванна изнемогала от жажды. Водоемы пересохли и львы, отдыхая днем, ночью спешили добраться до ярко зеленеющей вдали полосы лесов. Под покровом ночи львицы уходили на охоту. Лишь Линда продолжала нежиться, презрительно глядя им вслед, скаля в усмешке белоснежные клыки. А через несколько дней во время трапезы вожака, потянувшись, легкой тенью скользнула через поляну и села рядом, что-то мурлыкая ему на ухо… 

И Лео, убеленный сединами, закаленный в схватках, грозный неприступный Лео растаял и поплыл, как молодой глупый лев…
Гера, издав грозный рык, направилась к сопернице. Глаза львиц скрестились в немом поединке - насмешливые, полные ликования, янтарные, они вызывающе смотрели в мудрые печальные глаза старой львицы… Недовольно ворча и огрызаясь, Линда поднялась, но остановленная грозным рыком села на место.

Вокруг ничего не изменилось: трещали цикады, так же палило горячее солнце, резвились львята, львицы по ночам ходили на охоту и все ближе становилась заветная цель. Но… Кто придумал миф о жестоких, хищных, неприступных львицах?  Как же он ошибался… Сердце Геры разрывалось на части от боли и тоски, имя которой – предательство… Хотелось разорвать счастливую соперницу на части, а потом... потом, наверное, упасть в выжженную траву и долго-долго плакать… Но Гера хоть и была женщиной – но, прежде всего, она была львицей - а львицы не плачут, потому, что они намного сильней, тверже, мужественней этих так называемых царей.

Беда, как всегда, пришла неожиданно, когда до цели осталось совсем чуть-чуть. Утомленное длинным переходом семейство отдыхало перед последним броском, раскинувшись под громадным баобабом. На поляну гордо вышел молодой красавец-лев. Роскошная темная грива переливалась в лучах солнца, под блестящей шерстью перекатывались сильные мускулы. В глазах Линды загорелись шалые огни. Сердце Геры сжалось от тяжелого предчувствия.  

Раскаленный шар солнца стремительно катился вниз, еще чуть-чуть и все мгновенно покроет тьма. Схватка была жестокой и короткой. Истекающий кровью Лео остался лежать на вытоптанной траве,
а новый вожак. издав торжествующий победный рык,  нехотя убрал тяжелую лапу с поверженного соперника. Львы, недовольно ворча, медленно поднимались, готовые идти за новым повелителем. Трусливо поджав хвост, плотно прижав уши, вздрагивая мелкой дрожью, пятясь задом, первой скрылась в сухих зарослях Линда…

Не успел последний лев покинуть поляну, как черное покрывало окутало саванну. Начиналась новая ночная жизнь. Переговаривались ночные птицы, шуршали змеи, перекрывая детский плач шакала, сумашедше захохотала гиена.  

Тяжелой походкой, тревожно вслушиваясь в ночные звуки, на поляну вышла Гера и села около Лео, застыв каменным изваянием.
Он тяжело вздохнул и сделал попытку подняться. С трудом держась на ослабевших лапах, шатаясь, поднял голову, с тоской посмотрел на светлеющее небо. Грозный рык разорвал тишину спящего леса.
Лео гордо тряхнул седой гривой, повернулся в сторону окаменевшей Геры и рухнул к ее ногам.

Львица не шелохнулась. Опустив глаза, посмотрела на того, кто еще вчера был царем зверей и пусть даже предавшим ее, но все-таки ее любимым Лео…  Наклонилась, нежно лизнула языком еще теплый нос и усталой поступью направилась в джунгли. Последний раз оглянулась и из ореховых глаз стремительно покатились слезинки… Одна, вторая, третья... Ну кто сказал, что львицы не плачут?

А утром... А утром льва съели гиены... 

14.04.2010

 

Главная
Раздел

 

 

  

  Rambler's Top100