Главная
Раздел

2014

ОДИН В ПРОШЛОМ
на «машине времени» человек отправился в IX век

Материал подготовлен РИА Новости  в сентябре 2013 г.

Дмитрий Виноградов

Отчаянный эксперимент начали в Подмосковье реконструкторы и любители истории: 24-летний молодой человек должен отказаться от всех современных изобретений и прожить полгода по технологиям средних веков — без интернета, электричества и современной одежды. Цель — посмотреть, как ведут себя известные нам средневековые «девайсы» на практике и что произойдет с психологией человека, на время ставшего добровольным отшельником.


Павел на своем хуторе в 45 км от Москвы

Жизнь без кукурузы, картошки и помидоров

Воссозданное по археологическим раскопкам средневековое жилище, имитирующее новгородский хутор IХ века, находится всего в 45 километрах от Москвы, около оживленного Ярославского шоссе.

Мы приезжаем сюда по присланной организаторами карте. Внизу приписка: «Просим данную информацию не распространять и не выкладывать в интернет». «Путешественника в прошлое» оберегают от столкновения с досужими зеваками из современного мира.

Всего в двух километрах от «ярославки» — чистое поле. Здесь хорошо слышно, как неподалеку шумят машины, а из соседнего пейнтбольного клуба доносятся звуки веселого корпоратива. На «хуторе» бегают козы и курицы, одетый в старинную рубаху и кожаные сапоги рыжебородый великан пытается разжечь огонь из кресала (специальный металлический предмет).

Это Павел Сапожников, главный герой эксперимента. Он показывает нам свои владения. В центре — характерный длинный дом. В нем три помещения. В середине — жилая комната с небольшой печечкой. Тут есть лавка, устланная шкурами. Это постель. По потолку развешена вяленая рыба и грибы, в углу стоят кадки с клюквой и салом. Рыба сильно пахнет на всю комнату, но висеть она, как говорят устроители, должна именно в тепле. А про Павла говорят, что принюхается.


Кресало (слева) отличить от кремня (справа) очень просто

Еще одно помещение — амбар, забитый сейчас разнообразными крупами. Но только теми, что были известны жителям IХ века. Например, кукурузы тут нет — ее откроет Колумб вместе с Америкой. Через 500 лет.

И последняя комнатка в доме — хлев для куриц. Никаких продуктов, которых не было в IХ веке! Так что никакой картошки и коз. По крайней мере, свежее козье молоко и яйца у Павла будут всегда. Продукты и живность Сапожникову привезли организаторы — с голода умереть он не должен. Устроители из клуба «Ратоборцы» сообщили РИА Новости, что бюджет эксперимента составил около 2 млн рублей.

Кроме того, Павел собирается охотиться и рыбачить — в окрестных лесах вроде бы есть зайцы и лисы. Правда, и охотиться на них придется старинными методами, с помощью силков. Ведь огнестрельное оружие еще не изобрели.


«Боюсь информационного голода»

«Исторична» каждая деталь постройки — нельзя использовать никаких продуктов, которых не было в IХ веке. Так что никакой картошки и маринованных помидоров.

Я сажусь на шкуру, закрываю дверь и представляю, смогу ли я прожить тут всю осень и зиму. Получается как-то грустно, особенно если вспомнить, что совсем рядом шумит Москва и кипит жизнь XXI века. 

 

«Нам было интересно посмотреть, как человек сможет прожить межсезонье, то есть осень и зиму, когда меньше всего еды и запасов, а световой день короче», — объясняет инициатор проекта Алексей Овчаренко, управляющий партнер агентства старинных развлечений «Ратоборцы». По его словам, проект должен продлиться до 22 марта — дня равноденствия и начала нового года по календарю славян.

Впрочем, Павлу грустить будет некогда — много хлопот по дому. «Мой день строится так: с утра кормишь кур и коз, утренняя дойка. Потом печку протопить, перемолоть зерна в муку, ну а там и до обеда недалеко», — рассказывает он. Хлопоты по дому, уборка, готовка обеда, походы в лес и на рыбалку — так незаметно и пролетит время до весны.

Дом — не единственная постройка хутора. У Павла тут баня, печка для хлеба, коптильня, где можно готовить рыбу и мясо, сеновал. Скоропортящиеся продукты будут храниться в специальном леднике — вырытой в земле яме.

«Как со всем этим хозяйством справиться, я знаю», — Павел настроен оптимистично. Два сезона он развлекал туристов в похожем проекте в Калужской области — там есть древнерусское поселение «Буянов двор», куда могли приехать все желающие. Новый эксперимент серьезней.

Больше всего Павел опасается не холодов, а информационного голода — что не будет хватать книг, газет, интернета, в общем, всего того «белого шума», что привык постоянно потреблять современный человек.


Как козе выжить без комбикорма

Павлу Сапожникову 24 года. «У тебя даже фамилия историчная, славянская», — говорю реконструктору, которого все его друзья кличут «Сапогом». «Неисторичная, — возражает он. — Первые сапоги у русских были найдены на раскопках XI века в Новгороде. Одни на многие сотни предметов».


Глаша – хуторообразующая коза

Сам Сапог сейчас одет в кожаные туфли. Проверить, насколько их хватит — это одна из задач эксперимента. Собственно, свой проект ребята относят к экспериментальной археологии. Одно дело знать, как обустраивали свои жилища славяне, и совсем другое — испытать их в деле, объясняет РИА Новости Алексей Овчаренко.

«Как часто приходится штопать шерстяные носки, насколько хватает лыж и ножей, надежна ли крыша, покрытая шкурами — мы хотим проверить многие бытовые мелочи», — объясняют инициаторы проекта. Когда на хутор привезли коз, они давали по полтора литра молока в день. Сейчас, когда их перестали кормить комбикормами и пичкать антибиотиками, надои упали вдвое. «Мы хотим проверить, насколько изменятся надои коз и размеры яиц. Станут ли козы и куры в следующем поколении меньше, чем сейчас? Как на них повлияет свободный выпас и отсутствие «химии» в рационе?», — объясняет Овчаренко.

За ходом эксперимента будут следить профессиональные историки, а его результаты организаторы надеются запустить в научный оборот.

Логическое продолжение реконструкции

Высшего образования у Павла нет. Он закончил четыре курса в Медуниверситете имени Сеченова по специальности «Медицина катастроф», но потом бросил — говорит, «разочаровался в госаппарате, а работать в медицине не на государство не имеет смысла». Впрочем, в IХ веке высшего образования еще не было — несколько лет назад Павел увлекся реконструкцией, и вскоре именно это и стало его профессией.

Почему именно Павел участвует в эксперименте? «У остальных семья, много дел. У меня ничего этого нет», — объясняет он.

«Конечно, я буду скучать, — признается его девушка Ирина, которая приехала сюда помогать своему жениху обустраивать хутор. — Буду приезжать сюда каждый месяц. У меня на него далекоидущие планы». Она говорит, что и сама была готова отправиться «за плетень», но экспериментаторы рассудили иначе.


Ирина, невеста Павла, обещает дождаться его из отшельничества

«Я за сына не боюсь. Хутор осмотрела — чувствуется, что ребята подошли к делу серьезно и ответственно», — говорит мать Павла, которую тоже зовут Ирина. То, что ее сын «в самом расцвете сил» обрекает себя на добровольное заточение, ее не пугает. «Мужчина сам выбирает свой путь. Здесь безопаснее, чем в Москве, а с тем, что он вычеркивает полгода своей жизни, я не соглашусь. В конце концов, образование получить можно всегда, и карьеру сделать тоже».

Хутор сооружали всем клубом «Ратоборцы». Молодые люди помогали строить дом и баню, девушки — месить глину. «Глину сама для печки мяла, своими собственными пяточками, — хвастается Ирина, девушка Павла. — Пятки мягкие теперь такие! Лучше любого спа-салона!».

Среди волонтеров — 50-летний москвич Михаил. Он давно отрастил бороду, и теперь на москвича не похож — глядя на него, можно подумать, что он тоже будет жить «в IХ веке». По специальности Михаил физик-теплоэнергетик, защитил кандидатскую по теме «Информационные технологии в химической промышленности». «Последние месяцы сижу без работы. Пока время есть, решил приехать сюда. А что? Руки на месте, помогу, чем смогу. Интересный проект и ребята хорошие», — объясняет он.


Павел на своем хуторе в 45 км от Москвы

Эксперимент тяжелый, но за состоянием Павла будут внимательно следить. Из-за плетня за ним следит специальный бытописатель, общаться с которым Павлу, впрочем, нельзя. И каждый месяц на хуторе будут проводить день посещений — будут приезжать врач и психолог, чтобы «замерить» состояние Павла. Ну и, конечно, взволнованные родственники. Кроме того, Павла будут снимать для фильма об эксперименте. Любопытно, что фильм снимается методом краудфандинга.

У эксперимента есть еще один аспект, говорят его организаторы — социопсихологический. Как на человека повлияет то, что он живет в одиночестве? «Мы сознательно «отправили в прошлое» Павла в одиночестве. Погружение и отрыв от современных реалий будет более глубоким, — комментирует Овчаренко. — Если бы он был с напарником, они бы поневоле обсуждали какие-то современные темы».

Но лично для меня объяснения организаторов о высокой научной важности эксперимента прозвучали неубедительно. Мне показалось, что ребятам просто прикольно пожить в антураже IХ века или хотя бы «запустить» своего друга в прошлое, как в космос. Увлечение реконструкторством, когда адепты этого хобби целый год шьют «историчные» костюмы и делают оружие, чтобы собираться на неделю в специальные лагеря, просто доведено здесь до своего логического завершения. Павел Сапожников осуществил мечту многих и отправился жить в другую, более симпатичную ему эпоху. Подальше от кризисов современного мира.

Гаджеты и девайсы IХ века

За день до начала эксперимента Павел откладывает в сторону современные вещи, которыми в ближайшие полгода пользоваться не будет. Сапог всегда носил с собой не только айпад и айфон, но и моток клейкой ленты, спички в водонепроницаемом контейнере и защелку-карабин — «очень полезную в хозяйстве вещь». А также несколько ножей — «потому что у нормального человека должен быть с собой нож».


«Гаджеты», с помощью которых Павел собирается прожить осень и зиму

Теперь вместо них он берет с собой «в прошлое» атрибуты IХ века: кремень и кресало, чтобы добывать огонь, застежку-фибулу, гребешок, которым, как несколько раз повторяет Павел, «можно вычесывать вшей», точильные камни, древние пружинные ножницы, кусок воска, чтобы вощить нитки (они так лучше проходят через кожу) и «самый главный инструмент — топор». «Топором можно сделать все, что угодно. А если топором нельзя что-то сделать, то им можно сделать инструмент, которым это сделать можно», — комментирует Павел.

«Многие предметы не меняли своей формы веками, — любуется Павел топором — Наши предки изобрели оптимальную форму».

Все «гаджеты», кроме топора, Павел нанизывает на кожаный пояс, который оборачивает вокруг себя. Ведь даже карманов тогда еще не было.

Павлу пора разводить огонь. Он берет в руки кремень и кресало, подкладывает под них трут — пережженную тряпку, которая должна легко вспыхнуть от искры. Долго бьет кресалом о кремень, но трут все никак не загорается. Тайком он поджигает его зажигалкой — в последний день еще можно схалявить. Но уже завтра зажигалки у него не будет.

Публикация: 26 февраля 2014

Источник:

 

    

 

 

Главная
Раздел

2014


Rambler's Top100

Разместить рекламу