*
 
 
 

Ирина ТИЛЭ
(г. Тихорецк, Краснодарский край)
 
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ
 
(РАССКАЗ)
 
 
Осень. Закончилось бабье лето. Днем мягко пригревает солнышко, по ночам идет дождь.

Она сидела за кухонным столом и смотрела в окно. Сумерки. Через окно на нее смотрело прозрачное чистое осеннее небо. Редкие крупные звезды пытались подмигивать ей, но ей было грустно. Сегодня днем Он рассказал ей о том, чего она не то чтобы не знала, Она просто не могла себе представить, что Он может вообще об этом сказать. Она отпила маленький глоток кофе. В чашку капнула слеза. Кофе и так горький, но сегодняшний горче, чем обычно.

Она думала, что ответить Ему и как вообще выйти из сложившейся ситуации. Она понимала: Он вошел в тот золотой мужской возраст, когда отказ уже не расстраивает, а предложение ещё не удивляет. Но сегодня было предложение, которое поставило её мысли в такой тупик! Казалось, что застыло не только сердце, но и мысли стали стеклянными.

Тихонько щелкнула входная дверь. Пришел Он. Когда Он приходил, в доме на один градус становилось теплее, дом оживал и преображался. Его ждала не только Она, его даже дом ждал. Сегодня ничего подобного не происходило. Хотя в доме было тепло, Ей было холодно. Он зашел на кухню. Его нежное «Привет!» с мягким «р», чуть согрело Её.

Он сел ужинать, что-то рассказывал о прошедшем дне, но Она, как всегда, слышала только Его голос и думала о Его утреннем предложении. Она смотрела на него. Ведь Она всегда знала: Он – любит женщин, причем всех и сразу, любит и ценит все необычное и неординарное. И хотя по натуре Он «ежик» это не мешало быть ему авантюристом и экстремалом по жизни. Она принимала его таким, какой Он есть. Она любила его. Надо идти спать. Об этом Она подумает завтра.

Завтра было таким же, как вчера. Утро. Солнышко. Дорога на работу и дорога домой. Она присела за стол в придорожном кафе у моря. Солнышко ласкало море, море от ласк слегка волновалось и выливало свою ласку на прибрежную гальку. Галька с удовольствием купалась в ласках моря, и они вместе создавали тот шум, который так ласкает слух.

Бархатное «Привет! Можно присесть?» отвлекло её от моря. Она посмотрела на красивую брюнетку с голубыми глазами. Движения и голос соседки по столику были мягкими. Брюнетка никого не ждала. Она просто присела за столик, за которым сидит грустная женщина и о чем-то грустном думает. Или грустно отдыхает?

Брюнетка очаровательно улыбнулась. Поговорили о плохой и хорошей погоде, о природе при плохой и хорошей погоде. И вдруг Она поняла: это то, что ей надо именно сейчас. Это решение ее вопроса. Медлить нельзя. Это её шанс решить все проблемы разом. Сейчас или никогда. И Она, сжавшись, как пружинка, начала рассказывать брюнетке о своей боли. Так можно откровенно говорить только с малознакомым собеседником. Говорить всё и только правду. Как самой себе.

Она рассказала о том, как любит и не представляет для себя жизни без человека, который сделал её безгранично счастливой. Какой он нежный, заботливый, внимательный, удивительно чуткий, слегка необычный и ранимый и при всем при этом, очень сильный духом человек.

Проблема заключалась в свинге. Брюнетка слушала, не перебивая. Когда её внутренняя пружинка превратилась в струну, брюнетка грустно улыбнулась и сказала: «Это не проблема. Это издержки мужского воображения. И половой неуверенности в себе».
Помолчав минутку, вздохнула и дала свой номер телефона. «У нас с мужем та же история. Давайте объединим наши истории. Может это поможет нашим мужчинам почувствовать, что они ещё «ого-го». Или разочаровать их в них же самих». 

Красавица-брюнетка ушла.

Внутренняя её пружинка лопнула и плюхнулась на прибрежную гальку, море подхватило проблему и унесло в океан.

Она шла домой легко и быстро. Почти летела. Она хотела увидеть Его. Рассказать кофейную историю. И первая встреча с новыми знакомыми будет подарком ему на день рождения. По дороге зашла в секс–шоп. Надо было купить красивое белье для предстоящего «Birth day».

Боже мой, сколько на витрине всяких штучек, чтобы получить или доставить сексуальное удовольствие! Есть всё! Нет только штучки по размеру похожей на ту, что нравится ей у него. И нет одной простой коробочки – «любовь и счастье». У неё есть эта коробочка. А вот есть ли она у него? Если бы эту коробочку можно было бы купить, наверно обанкротились бы все секс-шопы или их бы не было вовсе.

Но проблема существует и магазин процветает. Она выбрала для себя черное. Оно похоже на пачку черного лебедя из «Лебединого озера». Тонкие ажурные бретельки и лиф. Что-то ажурно-атласное, соединяющее верх и кружевной низ. Низ ей понравился. Он слегка прикрывал перед и практически отсутствовал сзади. Черные трусики-стринги. Красные ажурные чулки с черными подвязками. Черные туфли на высоченном каблуке. Ходить в них практически нельзя, но стоять с посторонней помощью можно. Она подумала о том, что будет в них лежать. Как та лебедь. 

Для него она купила смешные трусики, куда могло поместиться только мужское начало или конец. Кому как нравится.

Вечером она рассказала ему про кафе и брюнетку. Он улыбнулся. Как-то неуверенно одобрил. Сказал, что любит её очень-очень. Но было видно, что Он нервничает и о чем-то думает. Покупки из шопа Она ему не показала. До Дня рождения оставалось три дня.

За эти три дня Она успокоилась. В салоне привела в порядок все интимные и не интимные места. Она и раньше это делала, но на этот раз это было как-то по-особенному. Ведь на нее будет смотреть, а возможно, не только смотреть, другой мужчина, которого Она не знала вовсе. Её это не то чтобы возбуждало. Нет! Это было как-то странно и интересно.

Он тоже слегка изменился, но на эту тему они не говорили. Во всяком случае, до самого Дня рождения.

День рождения! Она поздравила Его долгим утренним поцелуем в его начало или конец, как кому нравится, и убежала на работу. Праздник был намечен на «ближе к вечеру» в сауне со всеми мыслимыми и немыслимыми удобствами.

И вот  ответственный момент! Он свежевыбрит. Вкусно пахнет. Она вкусно пахнет, ногти со свежим темно-малиновым маникюром, мягкое облегающее платье в тон. Все! Поехали!

Номер сауны в бежевых тонах с красными диванами. Голубой бассейн. Низкий черный столик. Белое вино и фрукты. Тихая восточная музыка.

Они приехали почти одновременно с гостями. Брюнетка была очень эффектна в темно-васильковом платье. Ее вторая половина - блондин, высокого роста. Не красавец, но очень приятной наружности.

Договорились, что все сразу пойдут переодеваться. Комната для раздевания-одевания одна на обе пары. Решили, что мужчины раздевают и одевают женщин, а женщины раздевают мужчин.

Она достала своего «черного лебедя» и Его «непонятно что». Учитывая сложность конструкции эротического белья, решили, что каждый одевается сам, в случае надобности помощи «обращаемость по требованию». Она надела своего «лебедя» и чулки. Блондин одобрительно хмыкнул. Её милый в стрингах что-то сказал, но Она не поняла ничего кроме мягкой буквы «Р». Казалось, что он слегка дрожит. Наверно ему холодно, - подумала Она.

Брюнетка была обворожительна в белом ажурно-атласно-перьевом наряде и черных чулках.
Блондин в обычных дорогих мужских трусиках на самом деле был рыжим, но это не портило общей картины. Волнения в нем не замечалось. А может его, волнения, и не было.

У её милого слегка дрожали пальцы рук. Из всего, что могло стоять, стоял только ежик на голове. Милый смотрел на брюнетку. При всей его разговорчивости, в данный момент говорить Он не мог. Может от того, что при взгляде брюнетки на его начало, оно превратилось в конец и спряталось куда-то в живот?

Блондин и брюнетка оделись, пожелали им побыстрее одеться и вышли в зал.
Милый что-то промурчал в ответ.

Она смотрела на его волнение и начала смеяться. То ли от смеха, то ли от волнения, у нее случилась икота. Воды не было. Хоть иди и пей из бассейна!

Кое-как подавив смех и икоту, надев туфли на дурацких каблуках, взяв под руку милого, она вышла в зал. Покрытие пола в зале было мягким. Каблуки цеплялись. Она оступилась и упала на колени. Милый смотрел куда-то в зал. Она обернулась, посмотрела в сторону дивана.

Брюнетка и блондин целовались. Они это делали так эротично и красиво, что Она открыла от удивления рот. Потом повернулась лицом к милому и хотела что-то сказать. Перед её глазами оказался треугольничек таких родных стрингов, что Она забыла про сцену на диване. Уткнулась лицом в этот треугольник. Он был мягкий и родной. Она опять начала смеяться. Теперь от смеха потекли слезы и тушь. Резало глаза. Бассейн был рядом. Она сняла туфли. И с разбегу прыгнула в бассейн. Умылась. Все смотрели на нее с удивлением. Вылезла Она из бассейна, похожая на гадкого утенка. Сняла и положила на бортик то, что так ей мешало жить. Голая подошла к столу, залпом осушила два бокала вина. Свой и милого. Милый все равно никогда не пил спиртного.

Обошла в такт музыке столик. Подошла к блондину. Потрогала рукой настоящее начало блондина. Сказала «Ого». Протанцевала до своего милого. Потрогала его конец.
Сказала: «М-да…». Хмель уже ударил ей в голову.

Она вернулась к дивану с гостями, оттолкнула брюнетку и начала целовать блондина. Непроизвольно её рука потянулась в пах блондина. Там уже было «ого-го». Целовался блондин искусно, но Она его не хотела. Повернулась к брюнетке. Поцеловала её. Не понравился вкус женщины.

Она вернулась к милому. Поцеловала его. Он был каменный. И не вкусный. Она пошла в раздевалку. Оделась. Заглянула в зал. Все сидели молча и смотрели на нее. Ей стало смешно от их одежд. Она сказала: «Всё! Клоун уходит домой! Пока!».

Она вернулась домой и легла спать. Засыпая, Она ещё внутренне улыбалась, вспоминая всю прошедшую неделю и сегодняшний вечер. Ей было все равно, что будет завтра.

Проснулась она от шепота милого. Он шептал: «Ты самая лучшая. Ты самая желанная. Ты только моя».

Их ночь была такая горячая и сладкая, что проснулись они на полу. От холода. Осенью ночи все же холодные.

 

Публикация: октябрь 2011

 
 
 
 
 
 
 
 

При перепечатке авторских материалов активная ссылка на "Южный регион" ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Печатным изданиям для этого необходимо получить письменное разрешение редакции
(кроме изданий-партнёров)!


Rambler's Top100

   Разместить рекламу