*

Главная
Раздел

 

БИЗНЕС ПОД СЕНЬЮ КРЕСТА

 

Это было недавно...

Андрей Офицеров

[...] Занимающий внушительное четырехэтажное здание в Даниловом монастыре Отдел внешних церковных связей (ОВЦС), которым руководит митрополит Кирилл, называют церковным МИДом. Это ключевая структура РПЦ. Кирилл возглавил ОВЦС в 1989 году, еще при позапрошлом патриархе Пимене. Кураторы из Совета по делам религий при Совете министров СССР вполне доверяли тогда еще молодому иерарху – в оперативных кругах его знали под псевдонимом «Михайлов» (так его называли в своих отчетах сотрудники Пятого управления КГБ). Эта неприятная для иерарха подробность всплыла в начале 1990-х годов, когда на свет стали появляться итоги работы парламентской комиссии по расследованию деятельности КГБ. Работала комиссия и с архивами Пятого управления, а первым публичным итогом этой работы для церкви стала публикация в журнале «Христианский вестник» за октябрь 1992 года. Тогда-то вся заинтересованная публика и узнала о том, что церковные иерархи сплошь и рядом в советские годы были так или иначе связаны (или зависимы?) от политической полиции – КГБ. Назывались и псевдонимы, которые давали в своих отчетах сотрудники идеологической контрразведки – «Дроздов,» «Адамант», «Островский»... Свои псевдонимы были и у представителей остальных конфессий – мусульман, иудеев, католиков и так далее.  

Митрополит Кирилл сделал в советские годы стремительную карьеру. Уже в 22-летнем возрасте, учась в Ленинградской духовной академии и служа секретарем могущественного митрополита Никодима, Кирилл начал регулярно выезжать за границу. Он занял крупные посты в руководстве Всемирного совета церквей, Конференции европейских церквей, миротворческих организациях. Уже в 28 лет он ректор Ленинградской академии, а в 30 – архиепископ Выборгский.

Комиссия президиума Верховного совета России в начале 1992 года официально обратила внимание руководства РПЦ на «глубокую инфильтрацию агентуры спецслужб» в Церковь, что «представляет собой серьезную опасность для общества и государства». В том же году, встречаясь со студентами МГУ, Кирилл утверждал: «Факт встречи духовенства с представителями КГБ нравственно безразличен». И действительно, этот факт скоро стал «безразличен», потому что странице под названием «Михайлов» в биографии Кирилла пришла на смену страница под названием «Табачный».

В 1996 году ОВЦС через свой Фонд «Ника» под видом гуманитарной помощи (без таможенных пошлин) ввез в Россию более 8 млрд сигарет, вытеснив с рынка импортеров, плативших пошлины. Первой эту историю откопала вскоре закрытая и забытая маленькая бизнес-газета, а затем был целый вал публикаций в «Московском комсомольце» и «Московских новостях».

Собственно, табачные короли и начали первую кампанию разоблачения, как они считали, недобросовестного конкурента. На никотине, утверждали тогда СМИ и злые языки в самой Церкви, Кирилл составил стартовый капитал – несколько сотен миллионов долларов, после чего финансовые скандалы полились на него, как из рога изобилия. Он был причастен к беспошлинному экспорту нефти, отлову камчатского краба, добыче уральских самоцветов, учреждению банков, скупке акций и недвижимости. Специфические (с оттенком «пастырства») связи в политическом руководстве и бизнес-сообществе быстро вывели Кирилла на первое место по объему личных активов среди иерархов РПЦ МП. В 2004 году научный сотрудник Центра исследований теневой экономики при РГГУ Николай Митрохин выпустил монографию о теневой экономической деятельности РПЦ. Состояние митрополита Кирилла оценивалось в этой работе в $1,5 млрд. Спустя 2 года журналисты «Московских новостей» попытались пересчитать активы главы церковного МИДа и пришли к выводу, что они насчитывают уже $4 млрд. Ни сам митрополит, ни руководство РПЦ эти данные не комментировали.

Принадлежность к элите требует определенного набора атрибутов. В 2002 году митрополит Кирилл купил пентхаус в Доме на набережной с видом на храм Христа Спасителя. Это, кстати, единственная квартира в Москве, зарегистрированная именно на митрополита по его мирской фамилии Гундяев, о чем есть соответствующая запись в кадастровой ведомости. В СМИ появилась и информация о покупке митрополитом виллы в Швейцарии. Одновременно митрополит занялся активной и во многом беспрецедентной для церковного иерарха просветительской деятельностью посредством телевидения: ведет программы на разных телеканалах, ежедневно появляется в выпусках новостей, его обслуживают несколько информагентств и журналов.[...]

Компромат.Ру

Реплика по существу вопроса (дословно):

В правление Ельцина получила РПЦ широкие льготы на беспошлинный ввоз «гуманитарной помощи» – алкоголя и табака. За счёт отсутствия пошлин в цене церковного бухла и курева они стоили чуть меньше, чем у негосударствленных продавцов, поэтому одно время РПЦ была практически монополистом, а торговля этими столь «полезными» для здоровья нации товарами являлась основным источником дохода.

 
В 2011 году член «Единой России» и генеральный директор ОАО «Донской Табак»
г-н Саввиди был награжден преподобным патриархом Кириллом орденом Серафима Саровского за увеличение объемов производства сигарет «Донской Табак» на 33%. А в 2009 году он представлял православных мирян Ростовской епархии на Поместном Соборе РПЦ, который выбрал Патриархом митрополита Кирилла.

Лукоморье.to

Пять звезд под крестом

Московская патриархия вторгается на рынок гостиниц и элитного жилья

МИХАИЛ ПОЗДНЯЕВ, «Новые Известия»

Российские священники решили использовать богатый бизнес-опыт в новой коммерческой сфере. Центр инвестиционных программ (ЦИП) Русской Православной Церкви объявил о начале реализации плана по строительству в Центральном федеральном округе сети гостиничных комплексов. Если все удастся так, как задумано, РПЦ будет играть в гостиничном бизнесе не последнюю роль.

Первым регионом, с которым Центр инвестиционных программ РПЦ заключил соглашение о сотрудничестве и партнерстве, стала Тверская область. Подписание соглашения одновременно стало презентацией Центра, о котором, кстати, раньше ничего не было известно. Как заявила в Твери председатель правления ЦИП Елена Шульгина, эта организация создана по благословению патриарха Московского и всея Руси Алексия II «для осуществления экономических программ РПЦ». То есть в дополнение к Управлению делами и Комиссии по экономическим и социальным вопросам в РПЦ появляется новая структура, занимающаяся коммерческими проектами. Как сообщила г-жа Шульгина, помимо РПЦ, учредителями ЦИП стали аппарат полномочного представителя президента РФ в ЦФО, Торгово-промышленная палата РФ, Ассоциация российских банков.

Планы, вынашиваемые Центром инвестиционных программ, впечатляют. По заявлению Елены Шульгиной, «в рамках соглашения будут строиться гостиничные комплексы, осуществляться сельскохозяйственные программы, будет возрождаться паломничество». Благодаря этому, по ее словам, у РПЦ «появятся источники финансирования благотворительных и социальных программ».

Первым проектом РПЦ с властями Тверской области станет строительство гостинично-жилищно-офисного комплекса площадью 12-15 тыс. квадратных метров и стоимостью 10 млн. долларов. Он будет состоять из гостиничного комплекса на уровне международных стандартов и элитного жилья. А начиная с 2006 года, Центр инвестиционных программ РПЦ планирует строить в регионах ЦФО по 2-3 таких комплекса в год. Благодаря сотрудничеству с РПЦ губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин намерен дать толчок развитию в регионе туризма. «Развитие туристической сети, паломничества будет осуществляться на самом высоком уровне, отвечающем мировым стандартам. Это в свою очередь даст ощутимый импульс развитию территорий, экономики малых городов области», – подчеркнул глава региона. 

Если все и на самом деле обстоит именно так, как заявлено в Твери, надо говорить о новых притязаниях Московской патриархии на заметную роль в бизнесе. После разговоров о безвозмездной передаче церкви земли РПЦ, похоже, пришла к выводу, что выгоднее на этой земле строить гостиницы, чем, скажем, ее пахать или сажать капусту с огурцами [2988%]. Тем более что соответствующий опыт у РПЦ уже есть. Еще в 1991 году на территории Свято-Данилова монастыря в Москве, в ста метрах от патриаршей резиденции, была открыта гостиница «Даниловская» – пятиэтажное здание со 116 номерами класса «люкс» и «полулюкс» и тремя апартаментами. Поначалу гостиница предназначалась исключительно для проживания приезжих архиереев, священников и почетных православных гостей из-за рубежа. Сегодня заказать в ней с помощью Интернета хоть «полулюкс», хоть апартаменты может практически любой желающий. Место тихое, вид из окна чудный, к услугам постояльцев охраняемая автостоянка, обмен валюты, бизнес-центр, конференц-зал, две сауны, бассейн, парикмахерская, химчистка, прачечная, ресторан с девятью залами разной вместимости и блюдами на любой вкус, бары, заказ такси и спутниковая связь. Однодневное проживание в «Даниловской» стоит по минимому 130-180 долларов. Так что рядовых паломников здесь не встретишь. Похоже, о чем-то подобном РПЦ помышляет уже в масштабах всея Руси.


В гостинице «Даниловская»

Насколько реалистичны планы г-жи Шульгиной? До того, как возглавить ЦИП, она занимала ряд ответственных должностей в государственных и частных компаниях (последняя должность – председателя совета директоров ЗАО «Квинта-Холдинг»). В 2001 году приняла предложение ОАО «Росгосстрах» стать заместителем гендиректора компании, курируя маркетинг и рекламу. Послужной список солидный. Впечатляет и список соучредителей ЦИП. Другое дело, на официальных сайтах Патриархии ни подписание соглашения в Твери, ни самый факт существования ЦИП не поминаются. Не присутствовал, насколько нам известно, при подписании соглашения никто из высшего церковного руководства. Создается впечатление, что Московская патриархия, в прошлые годы обжегшись на табаке, нефтеэкспорте, добыче алмазов и авиаперевозках, теперь предпочитает до поры до времени от ЦИП дистанцироваться. Видимо, чтобы посмотреть, что из всего этого выйдет. Удастся ли еще построить комплекс в Твери? Последуют ли примеру Дмитрия Зеленина другие губернаторы? Оправдает ли вообще себя затеянный проект?

То, что руководство РПЦ дистанцируется от масштабных бизнес-проектов ЦИП, вполне объяснимо. Как говорится, и хочется, и колется. Извлекать прибыль и отдавать часть ее на строительство храмов, богаделен, помощь сирым и убогим, да на те же странноприимные дома, то есть гостиницы, – это все-таки забота купцов и банкиров. По сути, об этом говорил в декабре прошлого года на Епархиальном собрании московского духовенства Алексий II: «Тревожным признаком обмирщения православного сознания, умаления церковности, духовного ослепления является все усиливающаяся коммерциализация многих сторон приходской жизни… Священнослужители, занимающиеся социальным служением, знают, в какой нищете живет сейчас значительная часть нашего народа. И когда человека спрашивают, почему он не ходит в храм, он часто отвечает: «Если пойти в храм, надо поставить свечку, подать записочки, отслужить молебен, а за все это нужно платить. А денег у меня нет – едва хватает на хлеб. Вот совесть и не позволяет мне идти в храм». Это печальная реальность наших дней.

Но, похоже, бизнес так притягивает к себе РПЦ, что она не в силах сопротивляться. Тем более что «греховный плод» уже испробован и оценен по достоинству, просто тогда это были сигареты, нефть и прочие товары и услуги. А сегодня более востребованными и прибыльными оказываются отели и магазины.

(Этот материал увидел свет ещё в мае 2005 года. Сейчас размах бизнеса РПЦ уже многократно возрос и былая «стеснительность» клира давно улетучилась! – ред. ).

Альманах эпохи гипертекста metkere.com представляет статью Ксении Леоновой

Побойся Бога!

Очень интересная статья Ксении Леоновой о многочисленных бизнес-интересах Русской православной церкви. Оказывается, РПЦ владеет заводами, гранитными карьерами, банками, автодилерами и даже долей в сети фаст-фуда.

«Еще год назад через сеть аффилированных компаний РПЦ торговала машинами BMW, являясь соучредителем ООО «БМВ Русланд» вместе с австрийским подразделением BMW».

Кроме того, Русской православной церкви принадлежит мельница, пекарня, кинокомпания, турфирма, телеканал, Нейво-Шайтанский гранитный карьер и 10% крупнейшей в Сибири сети фаст-фуда «Подорожник».

---------------

Симптом огарков

Ксения Леонова

Когда мне было восемь и я в третий раз убежала из дома, прожив полтора дня на дикой яблоне в лесу, родители, оправившись от истерики, отдали меня в православную воскресную школу. Тем я и спаслась — то есть, переводя на мирской язык, перестала прятать дневники с двойками и тырить по просьбе пацанов бычки из родительских пепельниц, променяв этот досуг на помощь по уборке храма, в том числе тушению свечных огарков. Тут весь секрет в том, чтобы от свечи осталось хотя бы полсантиметра — иначе ее будет сложно достать из подсвечника. И, зная этот секрет, я очень удивилась, когда несколько месяцев назад заметила в одном из полупустых храмов Сергиево-Посадской лавры бабушку, тушившую и наполовину недогоревшие свечи. Я запомнила тот случай ровно потому, что не нашла ему тогда объяснения.

Зато нашла сейчас, взявшись за этот материал. Оказалось, что огарки — это такой симптом. Симптом болезни церкви, которая никак не может понять, кто она — компания «Московская Патриархия Русской Православной Церкви», управляющая огромными активами, или дом Божий. «Все, что ты найдешь, — это только сплетни», — сказали хором все мои православные друзья. Я нашла факты и сделала вывод еще и о симптоме болезни общества, которое из страха разочарования предпочитает закрывать глаза на проблемы, а не решать их.

Огарки сладки

Симптом огарков многократно описывался блогерами. Девушка описывает, как потушили ее собственную свечу. Другой девушке не разрешили поставить свечу, купленную не в храме (даны ссылки - ред.). Почему такое происходит? Огарки отправляются на переплавку, и из них делаются новые свечи — это не секрет. Например, Вознесенский храм просит огарки даже от домашних свечей приносить в церковь.

У храма своя выгода — он относится к Екатеринодарской епархии, которая, по данным Росстата на 1 января 2010 года, является стопроцентным владельцем «ОТД Свечная мастерская». Свои свечные заводики есть, по данным того же Росстата, у Самарской и Сызранской епархий (так и называется — ООО «Самарская епархиальная свечная мастерская»), и у РПЦ напрямую — ООО «ХПП Софрино РПЦ», которое снабжает свечами всю Москву и ту же Сергиево-Посадскую лавру. То есть в храмах Самары и Москвы тоже есть риск поймать косые взгляды, зайдя со своими свечами. Ведь вся эта ситуация ставит батюшек в двусмысленное положение: как менеджеры, они должны заботиться о благоденствии прихода материальном, как святые отцы — о духовном. Результатом тяжелой внутренней борьбы и становятся надписи-компромиссы вроде «С чужими свечами не входить».


Почти у каждого храма теперь свой магазин

Еще один компромисс между духовным и материальным — ценники на священные таинства: крещения, отпевания, венчания. Если верить статистике Яndex, венчаться чаще всего люди хотят в Храме Христа Спасителя. Звоню, чтобы узнать, сколько это будет стоить — оказывается, от 10 тысяч рублей и только после собеседования с батюшкой. В Екатеринбурге, где зарплаты раза в три меньше, за то же венчание в Ново-Тихвинском монастыре просят в три раза меньше —2800. В ситуации, когда батюшка менеджер, власть, данная Богом, может стать товаром. Этот «товар» Вознесенский Печерский мужской монастырь продает, например, прямо через Интернет-магазин. В моей корзине заказов «Вечное поминовение» за 3000 рублей.

Корпорация РПЦ

Суббота. Четыре часа вечера. Церковная лавка внутри небольшого храма Илии Пророка в районе метро «Преображенская площадь». Женщина с сумкой Calvin Klein протягивает две сторублевые бумажки и просит шесть свечей по 20 рублей. Сдачу кидает в ящик «На восстановление храма». Следом за ней бабушка в полиэстеровом платочке протягивает рублевые монетки и просит две свечи по пятаку. Это лучшее доказательство того, что прихожане не против дать церкви возможность подзаработать. Производство церковных свечей диаметром до 2 см стоит до рубля. В храмах цена на эти свечи доходит до 15 рублей. Так что прибыль достигает 1500% без учета экономии на переплавке свечных огарков. Но мы смиренно покупаем свечи, считая разницу в цене своими жертвами церкви.

Информация о структуре доходов РПЦ — тайна, охраняемая более бережно, чем работа космодрома «Байконур». Туда хотя бы журналистов пускают. О финансах церкви публично говорилось только на архиерейских соборах, что до половины доходов — это пожертвования частных лиц и компаний. Откуда берется все остальное? Пресс-служба Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, а также Синодальный информационный отдел не стали отвечать на вопросы для этой статьи.

РПЦ зарегистрирована как юридическое лицо — некоммерческая религиозная организация «Московская Патриархия Русской Православной Церкви». Ей напрямую принадлежит, по данным СПАРК, 145 монастырей, церквей и епархий (которым, в свою очередь, тоже принадлежат церкви и монастыри). Все они имеют статус религиозных организаций. Он позволяет не платить налоги с земли, на которой стоят церкви и монастыри, на сами здания церквей и монастырей, наконец, не платить НДС с продажи церковных книг, свечей, с отпеваний и крещений.

Проблема в том, что в законе не перечислены конкретные объекты, освобождающиеся от налогов, а даны весьма расплывчатые формулировки — «религиозное назначение» и «религиозная деятельность». Благодаря этому церковь не платит налоги не только с икон, но и, например, с компьютеров, а также с принадлежащих ей заводов. Последнее — серьезная проблема для Федеральной налоговой службы, которая даже была вынуждена обратить внимание своих региональных отделений на то, что по крайней мере земельный налог такие заводы платить должны.

Помимо приходов, на балансе организации «Московская Патриархия Русской Православной Церкви» на 8 августа этого года висело пять коммерческих организаций. Самая крупная из них — уже упомянутая «ХПП Софрино РПЦ». Это такой официальный поставщик церковной утвари, икон, свечей и одежды. Последний раз информация о финансах этой компании озвучивалась в 1997 году. Тогда ее оборот достигал 120 млн рублей в год в переводе на сегодняшние деньги. Но с тех пор количество приходов РПЦ выросло на 67% (с 18 тысяч). С большой долей вероятности обороты «Софрино» выросли на столько же и достигают тогда 200 млн руб. в год.

Вторая компания — ЗАО «Православная ритуальная служба». Она не столь интересна, как ее «дочка» с похожим названием — ОАО «Ритуальная православная служба». Это одна из крупнейших компаний на московском рынке ритуальных услуг (совладельцем является правительство Москвы) с оборотом, по данным СПАРК, в 133 млн рублей за прошлый год. Год назад компания чуть не лишилась «лицензии» на похоронное дело — из-за огромного количества жалоб на недоброкачественную работу.

Третья компания — это «Банкхаус Эрбе», болтающийся в середине четвертой сотни рейтинга банков. РПЦ также признавала, что является соучредителем банка «Пересвет», занимающего 69 место по размеру активов на август этого года.

Остальные активы довольно предсказуемы — это издательский бизнес — «Издательство московской патриархии» и «Патриарший издательско-полиграфический центр»; информация о финансах не раскрывается.

Даже только по скудной информации об официальных источниках доходов становится очевидно, что активы РПЦ превышают 1 млрд долларов — а это входной порог в золотую сотню Forbes.

Запрятанные активы

Самый громкий скандал в истории РПЦ случился в 1997 году. Тогда журналист «МК» Сергей Бычков опубликовал статьи, обвинявшие церковь в торговле табаком и алкоголем под видом гуманитарной помощи, что позволяло не платить налоги. По данным Государственного таможенного комитета, РПЦ ввезла в Россию 18 млрд сигарет и 21 млн литров вина, из-за чего бюджет недополучил более 1 трлн рублей. После скандала льготы были отменены, даже несмотря на то, что журналист Бычков проиграл все поданные против него церковью иски.


Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (Конституция РФ. Ст.14.2)
Воистину отделены и равны! Даже налоги государству не платят!
Ну и так «по мелочи», вроде, собственно, общечеловеческой морали...

В надежде избежать исков я подхожу к вопросу монументально — анализирую базы данных СПАРК, просматривая епархию за епархией, дочку за дочкой, внучку за внучкой, и обнаруживаю невероятный факт. Еще год назад через сеть аффилированных компаний РПЦ торговала машинами BMW, являясь соучредителем ООО «БМВ Русланд» вместе с австрийским подразделением BMW (БМВ ОСТЕРРАЙХ ХОЛДИНГ ГМБХ, зарегистрированным в Австрии). (Цепочка длинная: РО «Московская патриархия» владеет 100% «Фонда православного ТВ», которому принадлежит 25% ЗАО «АО Витал», а тот, в свою очередь, контролирует 25% ООО «БМВ Русланд». Эта компания была зарегистрирована в 1999 году. До 2005 года, видимо, через нее концерн BMW Russia продавал свои, собранные на калининградском заводе «Автотор» машины). Пресс-служба BMW Russia отказалась от комментариев для этой статьи.

Концерн BMW от союза с РПЦ явно выиграл — предыдущий патриарх Алексий II был лучшей рекламой автомобилей этой марки. В 2002 году концерн подарил патриарху лимузин L7. В собранном вручную автомобиле был установлен 12-цилиндровый двигатель мощностью 350 лошадиных сил, а салон был оборудован телевизором, видеомагнитофоном, факсом и компьютером с выходом в Интернет (сетиMobile WiMAX и Yota появятся только через шесть лет). Кроме того, патриарх передвигался на автомобилях BMW во время своих региональных визитов, о чем концерн не забывал трубить в своих пресс-релизах. Замечу, что BMW поддерживает хорошие отношения не только с православными, но и со всем христианским миром: в 2005 году концерн подарил BMW X5 Папе Римскому Бенедикту XVI.

По данным СПАРК, сфера интересов РПЦ куда шире алкоголя, табака и бумеров. Сюда входят пищепром: аффилированная с РПЦ компания «Даниловская мельница» производит муку, «Покров калужской епархии» — хлебобулочные изделия, как и названная в честь иконы богоматери ООО «Спорительница хлебов». Общепит: знаменитая «Даниловская трапезная» (активы 6 млн рублей на начало 2009 года), 10% крупнейшей в Сибири сети фаст-фуда «Подорожник» (выручка 267 млн руб. на начало 2009 года). У РПЦ есть своя кинокомпания «Илья Муромец» (выручка 4 млн руб. на начало 2010 года) и продюсерский центр «Покров», придумавший 3D-персонажа Анку Золотое Перо. Развивает церковь и туризм: ей принадлежит «Православный паломнический центр», предлагающий поездку в Турцию на 8 дней за 36 тысяч рублей, гостиница «Университетская» с десятью конференц-залами и два детских лагеря — «Радонеж» в Новосибирске и «Хороборово» в Ярославле.

— Даже если предположить, что все эти компании прибыльные, что плохого в том, что церковь зарабатывает? Обычно батюшки содержат, особо не афишируя, детские дома и школы. А вот ты напишешь заметку, и люди решат не жертвовать вовсе, — спорим мы со знакомым бизнесменом, восстановившим за свой счет несколько церквей.

— Если деньги тратятся на благородные цели, почему не сделать систему трат прозрачной? — парирую я. И бизнесмен переводит разговор на другую тему.

openspace.ru


У золочёных ворот храма:
«... и хлеб наш насущный даждь нам днесь!»

Вместо редакционного комментария: чтобы всё это комментировать, как говорил Евгений Петросян, «ни одно приличное слово на ум не идёт».

 

Опубликовано 30.03.2012


 

 Нравится  

 

 

Главная
Раздел

 

 

 

 


При перепечатке авторских материалов активная ссылка на "Южный регион" ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Печатным изданиям для этого необходимо получить письменное разрешение редакции
(кроме изданий-партнёров)!


Rambler's Top100

Разместить рекламу