Главная
Раздел

Владимир САПРЫКИН - кандидат технических наук, доцент по специальности «Защита войск и объектов от оружия массового поражения», Заслуженный сотрудник НИИ микробиологии Министерства обороны Российской Федерации рассказывает о том, насколько реальна в наше время угроза террористических актов с применением средств биологического поражения. Военный ученый, посвятивший годы своего труда исследованиям в области создания эффективных средств защиты от оружия массового уничтожения, знает о чем говорит. Естественно, говорит не обо всём, что знает. Но тут никуда не денешься: мир несовершенен и поэтому в нем всегда будут оставаться государственные тайны.

БИОТЕРРОР СТАНОВИТСЯ РЕАЛЬНОСТЬЮ

11 сентября 2001года, в результате крупномасштабного террористического акта в Нью-Йорке рухнули два самых высоких небоскрёба – 110 - этажные здания-близнецы Всемирного торгового центра. Эта катастрофа, унесшая тысячи человеческих жизней, и последовавшие за ней случаи заболевания сибирской язвой повергли американцев в шок, вызвав панический страх перед бактериологическим (биологическим) оружием.

Со школьной скамьи большинство людей знает, что биологическое оружие – это оружие, поражающее действие которого основано на болезнетворных свойствах микроорганизмов – возбудителей особо опасных инфекций. Основой поражающего действия биологического оружия являются бактериальные средства: бактерии, вирусы, риккетсии, грибы и токсины. Биологическое оружие в современном мире – это высокоэффективное диверсионное оружие, последствия применения которого в полной мере невозможно предсказать.

До начала третьего тысячелетия ведущие мировые политики и общественные деятели ведущих стран мира рассматривали биологический терроризм  как чисто теоретическое явление, не представляющее особых угроз для безопасности государства. Но после событий в США в сентябре-октябре 2001 года этот феномен стал печальным фактом, а сами акты биологического террора из теоретической гипотезы стали не мифом, а страшной реальностью. И объяснения этим  реалиям очень просты.

Во-первых, это  свободная доступность многих  биологических агентов, которые можно заполучить в любом профильном НИИ, естественно, за определённый «интерес».

Во-вторых, это недостаточный уровень специалистов (в любой ветви власти и любого уровня) по противодействию биотерроризму и  ликвидации его последствий.

В-третьих, это очень слабая система существующих противоэпидемиологических и противоэпизоотических институтов в силовых и других структурах жизнеобеспечения  в большинстве стран мира и в Российской Федерации в частности.

В-четвёртых, это высокая скрытность акта биотерроризма. От момента применения биологических средств до начала заболевания, в зависимости от инкубационного периода, может пройти несколько дней.

В-пятых, в течение всего инкубационного периода террористы могут  беспрепятственно покинуть место проведения террористического акта и уничтожить все улики.

В-шестых, на поражённой территории  начнёт разворачиваться неконтролируемая вспышка инфекции неизвестной этиологии с высоким уровнем смертности, как среди населения, так и среди животных и птиц.

В-седьмых, сам факт биотерроризма будет установлен лишь спустя две недели или, как минимум, через десять дней. И то при условии наличия диагностических средств и оборудования. 


По легенде учений "террористы применили биологическое оружие"

Потенциальную опасность биотерроризма надо оценивать по совокупности основных признаков, к которым я бы отнёс:

1.  Скрытное (диверсионное) применение.

2.  Наличие инкубационного периода (от нескольких часов до нескольких недель).

3.  Незначительное количество  биоагента, способного к саморазмножению.

4.  Возможность заражения большого количества людей и животных.

5.  Возможность использования для его производства оборудования, широко использующегося в фармацевтической, микробиологической и пищевой промышленности.

6.  Возможность применения в любой точке жизнедеятельности человека.

7.  Средний уровень профессиональной подготовки специалистов для производства и применения биологического оружия.

8.  Возможность и доступность получения генетически изменённых, антибиотикоустойчивых штаммов того или иного возбудителя.

9.   Доступность биоагента и питательных сред для его воспроизводства.

10. Доступная стоимость.

  Сегодня биотерроризм - это реальность! И первый шок от безысходности и неподготовленности к его последствиям получили американцы. Ужас неизвестности на какое-то время полностью парализовал их волю.  

Что это было?   

Действительно, американцам было от чего прийти в ужас. Сибирская язва! До этого дня такая болезнь не отмечалась у них целых 25 лет, и их военные специалисты были на сто процентов убеждены, что это преднамеренное заражение, то есть террористический акт. Дело в том, что в аэропорт, находившийся в сорока километрах от места вспышки заболевания, городка Бока Ратон, наведывался террорист  Мохаммед Атта (это он  направил потом один из «Боингов» в небоскрёб и, как выяснили позже спецслужбы, присматривал себе самолёт, который местные фермеры используют для опыления полей ядохимикатами). И страшно представить себе последствия, если бы террористам удалось распылить над тем или иным городом США  патогенные и контагиозные микроорганизмы.

На этот раз Фортуна оказалась на стороне жителей США, но надолго ли? Очевидно, надолго, так как все американцы, в том числе военные специалисты и сам президент США, поняли всем существом своим, что угроза биотерроризма – это не миф, а реальность. Подписывая закон
«О борьбе с биотерроризмом» и выделяя миллиарды долларов на эти цели, президент Буш также был уверен, что Мохаммед Атта готовил, помимо теракта во Всемирном торговом центре, ещё и биологическую или химическую диверсию.

Вспомним пресловутую религиозную секту «Аум Сенрикё» с её химическим терактом в токийском метро. Эта секта пыталась также заразить город сибирской язвой.  Что, к счастью, ей не удалось.

Как бы там ни было, надо иметь в виду, что террористов ничто не остановит, а ведь применить бактериологическое оружие намного проще, чем захватить самолёт, вертолёт или автобус. Военным специалистам известно, что биологическое оружие – это, в первую очередь, оружие диверсионное и, к сожалению, невидимое, способное вызвать у населения панику и животный страх, которые в свою очередь могут привести к экономическому, а впоследствии и политическому краху любого государства. Такие теракты могут не просто унести десятки и сотни тысяч жизней, но и подорвать психологическое здоровье нации, что намного опаснее: появляется одержимость манией мести и «очистки» мира от зла, а это чревато всеобщей войной. Вот почему американские учёные и психологи в спешном порядке стали разрабатывать, создавать и внедрять программы реабилитации жертв террористов.

От Библейских времён…

Идея использования живых существ во вред человеку не нова. Так, в Библейской книге «Исход» Моисей, ведомый Иеговой, посылал на египтян жаб, мошек, песьих мух, вызывая воспаления с нарывами у людей и скота (очевидно, оспу, чуму, сап, сибирскую язву и т.п.). Для этого ему достаточно было бросить к небу и развеять горсть пепла (прототип современного аэрозольного метода заражения людей и животных). В средние века и в эпоху Возрождения были случаи забрасывания в осаждённые города трупов людей и животных, умерших от зараженных животных. Известны также попытки инициировать массовый падёж скота, вызывая бруцеллёз, ящур, чуму, сап на территории противника.

И всё же до конца ХIХ века биологические средства (яды животного и растительного происхождения) использовались в основном в криминальных, а не в военных целях, так как ещё не совсем была ясна роль бактерий в развитии инфекционных болезней. И только после Первой Мировой войны в ряде европейских стран были начаты исследования микроорганизмов как возможного оружия массового поражения.

…и поры не столь давней 

В годы Второй Мировой войны наиболее активно такие исследования проводились в Японии («Команда 731») и Великобритании. Пик этой опасной «гонки» пришёлся на 40-60-е годы минувшего века, когда почти два десятка стран, в том числе СССР и США, занимались разработкой и испытаниями биологического оружия.

С принятием в 1972 году Конвенции о запрещении производства и испытания  подобных средств массового поражения их производство в подавляющем большинстве государств было прекращено, но в некоторых из них работы в данной области продолжаются с использованием последних достижений генной инженерии.

Однако куда большая опасность в том, что биологическое оружие с той или иной степенью поражения могут создавать теперь даже отдельные группы лиц, имеющие финансовые средства, так как стандартное оборудование для пищевой, фармацевтической и микробиологической промышленности можно легко приспособить под эти цели.

По своей эффективности биологическое оружие превосходит подчас химическое и ядерное, так как при определённых условиях эпидемия той или иной инфекционной болезни может поразить  значительно больше людей, нежели атомные бомбы, сброшенные ВВС США  на японские города Хиросиму и Нагасаки. Причём, как это ни покажется странным, наибольшую угрозу для всего человечества сегодня представляет натуральная оспа. Объявив в середине 80-х годов глобальную победу над этой болезнью, в большинстве стран мира, в том числе и в России, было отменено всеобщее обязательное оспопрививание, и последующие поколения людей потеряли к ней иммунитет.

…до наших дней

Реальную опасность биологической атаки сегодня показали американские учёные, смоделировав такую ситуацию в «типовом» городе. Предполагалось, что мимо стадиона, где разместилось 70 тысяч болельщиков, проехал грузовик, распыляя споры сибирской язвы. Поскольку аэрозоль бесцветный и не имеет запаха, никто ничего не заметил.

Математическое моделирование событий показало, что в течение  10 дней после условного теракта заболеет более 20 тысяч человек, из них 4 тысячи человек умрёт. И начнётся этот мор уже через три дня, тогда как причину страшной беды выяснят лишь на пятый день после первой смерти. Антибиотики понадобятся почти четверти миллиона человек, причём значительная часть пострадавшего населения не сможет получить их вовремя.

Это вовсе не абстрактная модель, а неоспоримые факты: за последние 10-15 лет на Земле более 400 раз пытались применять и применяли биологические, химические и даже радиоактивные вещества в уголовных, политических и идеологических целях – вплоть до попыток уничтожения большей части человечества (!), чтобы из оставшейся части вывести новую расу. И не у всех причастных к данным случаям были психические отклонения. Значит, зло творилось осознанно…

Так, в 1994 году одна из религиозных сект США ради победы на местных выборах заразила сальмонеллой овощные полуфабрикаты, поставлявшиеся в сеть ресторанов. Пострадало более 450 человек, правда, всё обошлось без смертельных случаев. Поначалу это событие было расценено как обычная вспышка пищевых инфекций. Истинная же причина была установлена лишь через несколько лет.

В конце прошлого и начале нынешнего века то ту, то иную страну охватывают эпидемии африканской чумы, лихорадки Денге, атипичной пневмонии, птичьего и свиного гриппа... Это означает лишь одно: что страны, занимающиеся производством биологического оружия, тайно испытывают его на других территориях, используя для этих целей хорошо зарекомендовавший себя диверсионный метод.

Признав биологическое оружие самым опасным оружием массового уничтожения, конгресс США принял меры борьбы с биотерроризмом, предоставив ресурсы и большую свободу действий местным властям в части предупреждения возможных терактов с применением биологически активных препаратов, а также помощи пострадавшему населению. В частности, предусмотрено пополнение запаса лекарств и создание новых вакцин, диагностикумов и лечебных препаратов, соответствующее оснащение больниц, ужесточение охраны биологических центров и т.д.


Исследуется бактериальный штамм

Не спят и спецслужбы, в том числе и России, чётко контролируя все направления возможных ударов. Не спит и отечественная военная наука, которая даже при скудном финансировании продолжает скрупулёзно вести работы по созданию и испытанию новых вакцин от особо опасных инфекций (от биологического оружия вероятного противника), более эффективных и нереактогенных антибиотиков широкого спектра действия, новых экспресс-методов диагностики, лечения и обеззараживания.

И что же нам делать?

Если обеспечение жителей больших городов теми или иными вакцинами, в том числе и противооспенной, в какой-то мере по силам  органам здравоохранения и санэпидемнадзора, то как быть станичным и поселковым лечебным учреждениям в случае острой нужды в большом количестве антибиотиков, диагностикумов и дезинфектантов, когда возможности аптечной сети, вероятно, будут ограничены или исчерпаны в виду ажиотажного спроса населения на данную продукцию при получении населением информации об акте биотеррора?

Все эти вопросы до 2001 года решались в рамках специальной программы на случай нападения вероятного противника. В бюджетах  Краснодарского края 2002-2005 годов денег на эти цели не нашлось, и сегодня мы вправе дать наказ  своим избранникам-депутатам о разработке специальной антитеррористической программы для всех населённых пунктов.

Начать же надо с обязательной вакцинации от натуральной оспы, так как на сегодняшний день около 90 процентов российских граждан уже не имеют иммунитета против неё, из них 60 процентов – люди моложе 20 лет, и лишь один из десяти ранее привитых россиян, возможно, ещё не подвержен заболеванию. В нынешний противоречивый XXI век жить, творить и руководить, надеясь на авось, преступно, так как любой «авось» может обернуться многомиллионными жертвами. Жителям Краснодарского края и Республики Адыгея, как и всем российским гражданам, нужна не только сама программа, но и чёткий механизм контроля за её реализацией.

При анализе этой животрепещущущей проблемы невольно возникают вопросы к законодательной и исполнительной власти органов местного самоуправления Российской Федерации:         

  1.        Имеются ли на местах ежегодные или же многолетние  утверждённые специализированные программы по борьбе с биотерроризмом и ликвидации последствий применения террористических актов с использованием болезнетворных микроорганизмов?

2.        Заложены ли в бюджеты муниципальных образований денежные                  средства на реализацию данных программ?

3.        Каково состояние дел на сегодняшний день по обеспечению     населения муниципальных образований вакцинными                  препаратами, диагностикумами, антибиотиками, лечебными препаратами и расходными материалами?

4.        Отлажена ли служба экстренного оповещения населения о возможном террористическом акте с применением патогенных биопрепаратов?

5.        Кто конкретно осуществляет руководство  ходом реализации данной программы и контролирует:

·        наличие вакцин, антибиотиков, лечебных и расходных материалов, диагностикумов и средств обеззараживания;

·        работоспособность лабораторий биологического контроля и подразделений по ликвидации последствий применения террористами химических, биологических или же радиоактивных веществ;

·        обучение медперсонала оказанию первой медицинской помощи людям, подвергшимся воздействию патогенных биопрепаратов;

·        разработку и внедрение современных форм и методов экстренного оповещения жителей, а также организованных и неорганизованных отдыхающих о планируемых или совершённых террористических актах с применением  химических, биологических или же радиоактивных веществ;

·        пропаганду повседневной бдительности на территории муниципального образования, особенно в летний курортный сезон, наиболее благоприятный для совершения террористического акта с применением как патогенных, так и непатогенных болезнетворных микроорганизмов?

      Я отношусь к той категории людей, которых в военных академиях учили уму-разуму лучшие учёные и педагоги России. И чётко усвоил одно из самых главных правил: «Перестраховка – это не пустая трата времени, духовных и физических сил и денежных средств, а дальновидность и профессионализм руководителя любого уровня».

 

  


Rambler's Top100