Главная
Раздел


Наталья КОСТЯНОВА
(Рузаевка. Республика Мордовия)

Наталья Костянова рассказывает о себе так:

"На мне широкие шаровары, валенки светлые, шапка с завязками у подбородка, заплетены косички в ленточки. Бегу к колодцу, ухватившись за края, перегибаюсь и смотрю, что же внизу. Еще мгновение - и я была бы на дне колодца, но кто-то ухватил меня за ноги выше валенок. Позже увидела, что спасительницей была моя няня".

Это отрывок из моего рассказа "Колодец", мои воспоминания о детстве и не только. Так и жизнь наша, как этот колодец, того и гляди, вниз, откуда нет возврата... Не только в физическом смысле, но и в моральном, вернее, в нравственном. Только об этом задумываешься гораздо позже.

Сколько себя помню, писала стихи. Вернее сказать, сочиняла, тогда ещё не могла писать и читать. Меня не учили до школы ничему, разве что счету (мама считала, что иначе мне будет скучно в школе, и пропадет стремление к учебе). А стихи просто запоминала, и читала вслух своим куклам.

Родилась я, Наталья Дмитриевна Костянова (Шайнога), на Украине в м. Выгода Ивано-Франковской области. Позже (после гибели отца) семья переехала в Мордовию, где и проживаю в настоящее время.

Окончила филологический факультет Мордовского госуниверситета по специализации "Журналистика". Однако, работать пришлось по другой специальности, поэтому окончила еще технический факультет заочно. Последнее время работала Главным технологом на заводе. Воспитала двоих детей - сына и дочь.

Готовлю сборник стихов. Печатаюсь на российских сайтах Проза.ру, Стихи.ру и в других онлайн-изданиях. Рада представить некоторые свои произведения читателям "Южного региона". Надеюсь, что это наша с Вами первая, но не последняя встреча.

Искренне Ваша - Наталья Костянова (Шайнога).


 

Гражданский брак
(рассказ)

 

1

Нинка, хотя и был воскресный день, встала рано. Нужно было собирать на рыбалку Ёршика. Так она и все друзья-приятели звали Егора, парня, с которым Нинка жила вместе уже полтора года.
 
Ёршик часто летом по выходным уезжал с друзьями. Любил рыбачить, собирать грибы, у водоёма поваляться с пивом. А Нинка охотно оставалась одна в квартире, выросла в деревне, и пока не тянуло на природу, хотя раза три в жару вместе с ними ездила купаться.

Ёршик уехал, Нинка села завтракать. Есть что-то не хотелось. Выпила кофе, помыла посуду.

Жила она с Ёршиком в квартире, которая досталась ему от умершей бабки. Двушка в центре города всегда была тщательно убрана. Нинка скребла и мыла всё своё свободное время. А его не так уж и много было.

Девушка приехала из села поступать в институт. Банальная история: не поступила. Назад возвращаться не хотелось, устроилась торговать в ларёк. Жила с подругой на квартире. Комнатёнка маленькая, две кровати да стол со шкафом. Нинка, настырная по характеру, поступила всё же в техникум.

По выходным она любила пройтись по магазинам, на рынок на «Газельке» прокатиться. Продукты набирала, а где и обновку, какую прикупит.

Вот и теперь собралась.
Надела желтую любимую кофточку, синие джинсы, подкрасила губы яркой помадой, засунула две сетки в сумочку, повертелась перед зеркалом. «Да, ничего девушка» - отметила про себя Нинка. 

Вообще-то, Нинка себе не особенно нравилась, высокая и худая, с маленькой грудью, она напоминала неуклюжего подростка.  Одежду носила спортивную, обувь тридцать девятого размера. Но уж что её красило, так это волосы: длинные, цвета спелой пшеницы, волнистые и пушистые, как одуванчик. А глаза Нинка сильно  красила, и ей это не шло. Но никто об этом девушке не говорил.

Обулась и вышла.
 
Купив продуктов дня на три в магазине через дорогу, пошла назад к дому, отнести всё, а потом дальше, на остановку,  по магазинам.

И тут Нинку окликнули:

- Нинель, привет, дорогая!

Так Нину Ёршик звал, но голос был женским. Нина обернулась. Ну, конечно, это Аллочка. Нинка вместе с ней поступала на экономический.

- Алла, привет! – подбежала к ней Нина, - давно не виделись.

Аллочке Нинка всегда завидовала белой завистью. Городская, одевалась модно, со вкусом, носила красивую стрижку, маникюр всегда в порядке, стройная, шпильки высоченные. Всё то, чего  недоставало Нинке. 

- Подруга, пойдём в кафе посидим, поговорим. Ты, как? – спросила Аллочка.

Аллочке льстило Нинкино восхищение ею, и она, хотя и относилась к Нине свысока, всегда ей покровительствовала.

И с Ёршиком Нинку познакомила Алла на вечеринке. Егор  учился с Аллочкой в одном классе.

Высокий, стройный,  светловолосый, Егор сразу понравился Нинке. «Ну и франт, а симпатичный» - подумала тогда про него Нинка и влюбилась, что называется, с первого взгляда.

Так Ёршик привёл Нинку на свою квартиру. Потом вместе перевезли её вещи.

Однако со свадьбой Ёршик не торопился, да и его маман - так называл Егор мать - была против их женитьбы.

Свободная любовь ни одного из них не  обременяла, скорее наоборот.   Егор Нину никуда за собой не таскал: ни по гостям, ни к родителям. А у них  Нинка, ох, как не любила бывать. Вечно маман ничем не была довольна. Сто претензий были у неё к Нинке: не так салат нарезала, плохо рубашку Егору погладила, и ещё много чего не так. И однажды, случайно, Нина услышала разговор Ёршика с маман, которая убеждала сына не торопиться с женитьбой на Нинке, не заводить ребёнка. Аргументы приводились веские: жену нужно будет прописывать с ребёнком в квартире, за деньги отчитываться, да и Нинка не та жена, о которой она мечтала для сына.  Говорила одна маман, а Ёршик просто молчал. 

- Что задумалась, как живёшь-то, подруга? С Ёршиком как? – спрашивала Аллочка, потягивая сок за столиком летнего кафе.

- Аллочка, ты о себе сначала расскажи. Замужем? Как учёба?

- Нинель, видишь, сок пью. Беременная я, ещё не заметно,  да?

Аллочка заулыбалась, встала, обтянула на животике блузку.

- Ну? Теперь видишь?

- Теперь вижу, – промямлила опешившая Нинка, - ну ты даёшь!

- Не говори, с универом проблемы будут. Да не спрашивай, уж вижу, о чём хочешь узнать.

Аллочка снова села, заказала мороженое себе и Нинке.

- Ну, есть мужик.  Конечно, не фонтан. Да, с Урала. Нет, правда с Урала, из деревни, - заверила Аллочка. Внешне очень даже ничего, но на мужа не тянет: жилья своего нет, образования нет высшего, родичи какие-то забитые. Гражданским браком живём, прописывать его у себя не собираюсь.

Нинка как-то сжалась, помрачнела, «Что-то слышится родное в этой песне», - подумала она про себя.

- Ал, а ребёнок? Без отца-то как? – только и могла выдавить Нинка.

- Нинель, без мужа не останусь. Поймаю кого надо. Мне один мужик понравился, клёвый, отпад! Ну, так с ним, поразмялись немного. Может ребёнок и от него? – Алла рассмеялась.
Нинка не знала, что на такое сказать.

- Слушай, засуетилась Аллочка, мне ещё по магазинам надо. Пойдёшь со мной?

Сначала пошли смотреть одежду для малышей. У Нинки разбегались глаза: столько всего красивого и яркого. На одной из витрин Нинка увидела комплект, разрисованный васильками и гвоздичками. Кофточка, ползунки, шапочка и махонькие пинеточки.  Нинка не устояла - пока Аллочка разговаривала с продавцом, она быстренько оплатила покупку. «Аллочке подарю, когда родит» - решила Нина.

Зашли в аптеку. Аллочка что-то купила себе и зачем-то два теста на беременность Нинке, со словами: «Возьми, пригодится». Нинка брать не хотела, но Аллочка сунула тесты  в её сумку.

Дома Нинка положила пакет с детскими вещами на нижнюю полочку журнального столика, покрутилась возле зеркала, выпятив плоский живот, и пошла на кухню, готовить для Ёршика ужин.



2


Целых два дня Нинка хандрила. Есть не хотелось, долго не засыпала по ночам. Написала письмо домой в деревню матери, послала заказным. Нинка всё чаще стала думать о матери. Вспоминала, как та растила её одна, отец рано умер по болезни.

Мамка у Нины была ещё не старая, рослая и сильная женщина. Работала продавщицей в сельском магазине, дома вела хозяйство. Всё у неё было: коза, куры, поросёнок. Нина поймала себя на мысли о том, что впервые подумала, как трудно у матери сложилась жизнь. И Нинке так стало жаль мать, что на глаза навернулись слёзы.

Нинка не могла себе объяснить, что случилось, но чувствовала, что с ней что-то не так. Начала думать о себе, о своей жизни с Ёршиком. Ей стало как-то неспокойно. Да и что-то нездоровилось.

Ёршик стал замечать, что Нинка изменилась: стала задумчивой, перестала сильно красить глаза. Спряталась в себя, как черепаха в панцирь. 

Однажды вечером, когда они ужинали, Нинку чуть не вырвало, и она убежала в ванную, Ёршик бросил ей вслед шуткой:

- Нинель, а ты случаем не беременная?

Нинка так и присела на краешек ванны. В голове застучало: «А что, если это правда?»

И Нина вспомнила об Аллочкиных тестах.

Использовала оба. Точно, залетела! Нинка не помнила, как дошла до кровати.

Утром стало ещё хуже. В голове гудело от одной мысли о том, что будет с ней и её будущим ребёнком.

Ёршик уже у порога надевал ботинки, собираясь на работу. Нина в халате и шлёпках подошла к проёму двери и, облокотившись на косяк, наконец, выдавила из себя:

- Беременная я.

Ёршик сначала опешил, помолчал и спросил:

- Какой срок?

- Думаю, около двух недель, - совсем тихо, словно готовясь к самому худшему, ответила Нина.

- Так что париться? Нинель, сходи сегодня к врачу, пусть время назначат, деньги найдём. Денёк полежишь, и без проблем. Мне пора, опоздаю, - добавил он, уже в дверях.

Нинка не плакала. Она сидела на кухне, уставясь на чашку с только что налитым чаем. 

Вечером Ёршик позвонил. Сообщил, что задержится на работе, отмечать какую-то премию. И спросил: была ли Нинка у врача?

Нинка, не раздумывая, почему-то выпалила, что не о чем беспокоиться, ложная тревога. Было слышно, как Ёршик облегчённо вздохнул,  пробормотал: «Вот и ладушки» и повесил трубку.

Нинка убрала кухню, помыла полы везде, и, найдя старую большую сумку и бросив её на пол возле журнального столика, стала собирать свои вещи.

Набив сумку, Нинка села на неё и расплакалась. Ей вдруг так стало жалко себя.  Вспомнила сегодняшний разговор с доктором. Когда тот спросил, будет ли она рожать, Нинка поняла, что вопрос был лишним.

Нинка вдруг увидела свёрток под столиком. Как же она забыла про него?

Всё ещё рыдая, Нинка развернула свёрток. Разложила ползунки, кофточку, шапочку и пинеточки.

Глядя на эту красоту, Нинка представила своего маленького в этом васильково-гвоздичном облачке. Вздохнула, вытерла слёзы, собрала всё снова в пакет, и положила его сверху в сумку.

Набрала номер такси, застегнула жёлтую кофточку,  натянула джинсы с кроссовками, вынесла за порог сумку. Отдала ключи соседке и поспешно стала спускаться, стуча колёсиками сумки  по лестнице.


Ирина Понаровская. Романс

 

 Нравится

 

Главная
Раздел

 

 

 

 

  Rambler's Top100