Главная
Раздел


Наталья КОСТЯНОВА
(Рузаевка, Республика Мордовия)

«Диссиденты»
(рассказ)

Рита, высокая светловолосая студентка четвертого курса, в перерыве между лекциями застыла на лестнице главного корпуса у окна.
Университетский дворик поздней осенью напомнил ей голодного студента перед стипендией, и строки стиха сложились:
Еще листва разбросана,
Как слезы поздней осени,
А в воздухе сгущается зима.
- Рит, что стоишь? На занятия опаздываем. Расписание поменяли, сейчас семинар по журналистике. Я в буфете был.
Рита очнулась, это Эдик с ее группы, среднего роста парень в очках с кучерявым чубом и косынкой вместо галстука. «Ну, конечно, опять опаздываю».
- Побежали, Эдик, занятия в лабораторном? – отозвалась Рита.
Добежали до соседнего корпуса, быстро поднялись вверх на третий этаж, все равно не успели. Отдышались немного. Рита подумала, что сейчас кураторша опять сделает ей замечание за ее брючный костюм: в брюках девушкам ходить в университет не приветствовалось. Рита откинула длинные локоны за плечи, Эдик поправил очки. В аудиторию зашли одновременно.
- Сколько раз я говорила Вам, чтобы в брюках на занятия не ходили? - задала риторический вопрос полная маленькая женщина за кафедрой.
- Это Вы мне? – нашелся Эдик.
Студенты засмеялись. Рита прошла и села за последний стол. Впервые посмотрела на Эдика с признательностью: «Выручил, и весьма остроумно».
Через год, на последнем курсе, Рита вспомнит этот эпизод, когда увидит эту же преподавательницу, рьяную защитницу женских юбок, читающей лекцию в белой кофточке и черных брюках.
Занятие по журналистике шло как обычно: разбирали статьи, выходили «к доске» с домашними заданиями. Вдруг в аудиторию вошел зам. декана. Пожилой, грузный, в очках, с папкой в правой руке, он сразу прошел к столу возле кафедры, показывая свободной рукой студентам, чтобы садились.
Обратился к преподавательнице:
- Жанна Евгеньевна, Вы не против, если займу несколько минут?
- Конечно, конечно, - замахала та руками.
Раскладывая бумаги из папки на столе, зам. декана факультета громким голосом обратился к студентам:
- Товарищи студенты, будущие журналисты, дело у меня к вам весьма важное. Вы уже на собраниях обсуждали творчество некоего писателя С., выступившего против всего того, что нам, советским людям, так дорого и свято, поэтому без лишних предисловий прошу вас подписаться под обращением преподавателей и студентов нашего факультета, в котором просим осудить творчество С., как порочащее нашу советскую действительность. Это, конечно, абсолютно добровольно. Подходите по одному, читайте и подписывайте обращение.
Ребята подходили, бегло читали бумагу, лежащую на столе, подписывали. Группа была небольшая, трое болели, Рита услышала:
- Вы, девушка, подходите.
Рита встала, помолчала и выдавила, слыша свой голос как бы со стороны:
- Не могу подписать, я не читала ни одного произведения этого писателя.
- Но на собрании Вы были? – спросил еще вежливо зам. декана.
- Была, конечно, но не читала его.
- Тогда поверьте моему опыту, я обманывать не стану, это порочащие нашу жизнь книги, изданные, между прочим, за рубежом, - продолжал уже раздраженно зам. декана.
- Я Вам верю, но не могу подписаться под тем, чего не знаю. Дайте что-нибудь почитать этого автора.
- Да как Вы смеете мне не доверять! Я танкист, войну прошел, и не могу мириться с ложью автора С.! - с явным негодованием воскликнул зам. декана.
- Мой отец тоже воевал, у него и награды есть, и к Вам я отношусь с уважением. Возможно, у меня будет еще более негативная оценка творчества С., но, поймите меня правильно, я должна прочитать то, что он написал, и только потом судить. – Продолжала спокойно настаивать на своем Рита.
- Рита права, я тоже воздержусь пока подписывать, - раздался голос Эдика.
Рита села. Неожиданно ее поддержали еще двое парней.
- Ну и ну, - только и произнес зам. декана.
Взяв обращение с уже состоявшимися подписями со стола вместе с папкой, он вышел.
Пара кончилась. Все сидели, молча. Преподавательница, еще не зная, как реагировать, наконец, произнесла:
- Идите.
- Рит, не дрейфь, ничего не будет, он же сам сказал, что дело добровольное, да и не одна ты.
«Хороший парень, Эдик, надежный. И все-таки страшновато», - подумала Рита про себя, а вслух сказала:
- Слушай, Эдик, спасибо тебе.
- За что? – переспросил он.
- За «брюки», конечно, - улыбнулась Рита.

 

Публикация: март 2011
 

При перепечатке авторских материалов активная ссылка на "Южный регион" ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Печатным изданиям для этого необходимо получить письменное разрешение редакции
(кроме изданий-партнёров)!
 

Rambler's Top100