*
 
 
 

Ираида Попова
(Якутск)
 
ПОТОМУ, ЧТО ЛЮБЛЮ!
Рассказ
 
— Мама, я люблю его, как ты не понимаешь? Я не могу без него жить! -- кричала дочь, когда Лена стала ругать ее за то, что она пришла домой поздно, -- Ну, откуда тебе знать, что такое любовь? Ты и от отца ушла потому, что не любила его, ты никогда никого не любила!
Мать была ошеломлена ее словами. Ей было обидно, что ее малютка дочь, в каком-то непривычном взрослом обличии, сейчас выговаривала ей эти слова. Неужели ее девочка и вправду так думает?
— Яна, ты правда думаешь, что я никогда никого не любила? — спросила она.
Дочь не ответила, только вопросительно взглянула на нее.
— Я тогда не любила дискотеки, — немного не в тему начала Лена свой рассказ, — Но девчонке с нашего курса нужна была компания, не могла же она пойти одна.
Яна была рада, что мама вдруг переключилась на воспоминания: пусть поболтает, лишь бы не ругалась. Она присела на край дивана, жуя свою вечную жвачку и разглядывая потолок.
— На дискотеке мы встретились с девчонками из нашей общаги, потанцевали. После дискотеки, выходя из зала, я встретила одноклассника, которого лет сто не видела. Мне кажется, мы говорили недолго, но, когда я оглянулась, наших уже нигде не было. Я вышла на улицу, искала их, пока народ не разошелся, но они, кажется, забыли про меня и ушли. Одноклассник тоже исчез.
Что делать? Пришлось возвращаться одной. Автобусы уже не ходили. Был конец мая. Я шла по темнеющей улице. Навстречу шли два парня. Вдруг один из них спросил: “Пошли с нами на хату?” Я сделала вид, что не слышу их, стараясь как можно быстрее пройти мимо них. А они пристали: “Пошли с нами, эй, слышь?” Я развернулась и как можно строже сказала: “Отстаньте!”
На самом деле, я тогда даже не успела по-настоящему испугаться. Я оглянулась, услышав, звук мотора, и увидела, что подъезжает парнишка на красном мотоцикле. Он остановился возле меня, парни отступили. На меня взглянули решительные зеленые глаза. “Садись, поехали,” — сказал он. Я не задумываясь перекинула ногу через сидение.
Мы поехали. Я схватилась за кожаную куртку незнакомца и подумала: “Куда, зачем, а главное, с кем я еду?” Он как будто прочитал мои мысли, отъехав немного, он остановил мотоцикл, спросил, куда мне надо. Я сказала, где находится мое общежитие. Когда мы приехали, оно было уже заперто. Я кричала, стучала в дверь ногами, но мне так никто и не открыл. Я побежала под свои окна, чтоб меня хотя бы мои девчонки услышали, но все было бесполезно.
Парень не отъезжал. Потом он спросил: “Что, закрыто? Может, покатаемся, пока не откроют?”
Не оставаться же сидеть у закрытой двери до утра? Я села, и мы помчались.
Сначала мы поездили по улицам, потом решили присесть на скамейку. Парень снял с себя каску, длинные волосы тяжелой волной упали на его плечи. Он подошел высокий, стройный, в простеньких джинсах, улыбнулся, присел рядом.
— А что, в ваше время парни тоже носили длинные волосы? — недоверчиво спросила Яна.
— Ты думаешь, что я совсем древняя старушка? — обиделась Лена, — мы в восьмидесятые, были все поклонниками “Модерн Токинг”, так что ничего удивительного не было. Да, у него были длинные волосы, темные и волнистые.
Яна придвинулась к матери:
— Ну, хорошо, а дальше? -- нетерпеливо спросила она.
— Мы просто болтали ни о чем, потом он спросил: “А ты видела когда-нибудь, как солнце восходит?” Я сказала, что нет. Парень сказал: “Ну, так поехали!”
Мы приехали на какие-то сопки. “Быстрей, сейчас взойдет,” — говорил он втаскивая меня на гору. Я еле дотащилась до вершины. А там, — Лена глубоко вдохнула, вспоминая густой запах сосны и легкое головокружение от высоты, — Такая красота!
Яна сделала скучающую гримасу, мол, эка невидаль, знаем, бывали. Лена не заметила этого, продолжала:
— Все было в голубой дымке, город как на ладони. Вдруг, начиная с дальнего края, долина стала заливаться золотистым светом. От деревьев и домов потянулись синие тени. Жалкие огни улиц померкли перед таким великолепием!
Потом я много раз была на природе, случалось, что и восход встречала, но такого ощущения больше не было никогда, — вздыхала Лена.
Яна стала разглядывать мать, как будто впервые в жизни ее видела.
— Потом он привез меня в общежитие, — продолжила Лена, — я поблагодарила его и побежала вверх по лесенке. “Эй!” -- окликнул он меня. Я оглянулась. “Как тебя зовут?” Я ответила и побежала дальше. Он снова: “Эй!” Я снова оглянулась. “А меня Андрей”. “Хорошо, спасибо тебе, Андрей, пока!”. Я стала поворачиваться к двери, а он опять: “А где твое окно, Лена?” Я указала. Он улыбнулся, сказал, что еще встретимся, махнул рукой и уехал. Я пожала плечами, неуверенная, что встреча еще повторится.
В комнате девчонки заругали меня за то, что я отстала от них. Сказали, что все плохо спали, переживали за меня. А я рассказывала им обо всем и не могла скрыть какой-то внезапной радости, — сказала Лена молодо улыбаясь.
Яна тоже невольно улыбнулась.
— Все пары я клевала носом. Парни подшучивали, мол, что это нашу тихоню ко сну клонит, мол, где была ночью, чем занималась. Мне не было обидно, я могла только улыбаться.
После обеда я свалилась на кровать, собралась отоспаться. Только я задремала, как кто-то засигналил под окном. Думаю, вот, блин, это кто так долго не откликается? Спать не дают. Мотоцикл сигналил и сигналил. Уже мои девчонки с любопытством стали разглядывать парня. “Какой красавчик! К кому это он? А вдруг к нашей Ленке?” — хихикали они, уверенные, что, конечно же, не ко мне. Я встала, подошла к окну.
Это был Андрей. “Поехали со мной на рыбалку?” — улыбнулся он. Я кивнула. “Тогда спускайся, я жду”. Девчонки обалдели! Я все бросила и побежала вниз, он протянул мне каску, я надела, села и мы поехали, — в глазах Лены поблескивали озорные искорки.
Яна только удивлялась: какая же у нее, оказывается, красивая мать, а она этого никогда не замечала.
— Мы с его друзьями стояли на песчаном мысе и удили. Что ловилось, то сразу пекли на костре и съедали. Веселые такие ребята, шутки сыпались одна за другой, я хохотала до коликов в животе, — смеялась Лена, — они говорили…
— А дальше? — перебила ее Яна, чтоб скорее услышать продолжение.
— Было тепло и очень хорошо на душе. Казалось, только сейчас они травили свои шутки тут рядом, потом оказались где-то далеко на берегу с закинутыми удочками. Мы с Андреем остались у костра. Было уютно сидеть просто так, не двигаться и молчать. Мы просто смотрели друг на друга, парни даже тихонько уехали без нас. А мы сели на мотоцикл и гоняли по полю. Андрей на всем ходу срывал мне цветы. Вдруг что-то случилось, сломался мотоцикл. До города было далеко, Андрей сначала толкал его, но ему было тяжело. Решили, что мы пока спрячем мотик, а завтра он приедет с друзьями и откатит домой.
Мы шли пешком. Стало темнеть, похолодало. Скоро небо подернулось облаками и заморосил мелкий, очень холодный дождь. Я только тогда поняла, что ушла из дома в чем есть: в майке и джинсах. Он спросил у меня: “Тебе не холодно?” Я отнекалась. Но холод, сначала казавшийся простой неприятностью, стал невыносим, меня пробирала дрожь. “Холодно, ты же замерзла”, - сказал он. Мне пришлось согласиться. Я думала, что он меня сейчас обнимет, — смущенно сказала Лена, — а он снял с себя куртку и накинул на меня. Я хотела вернуть ее обратно, но он отказался. Так и проводил меня до общаги в футболке. Такого бережного отношения я потом не испытывала никогда и ни от кого, — голос на секундочку задрожал и стал тише.
— А почему ты вышла замуж за папу? — удивилась Яна, — почему не за Андрея?
— Мы встречались, пока я училась. Потом меня распределили в другой район. Это сейчас вы сами ищете работу, а тогда распределяли, и ты обязан был ехать туда, куда сказали. Обычно это был север, реже юг. В центре никогда не было места. Родители Андрея развелись, и он должен был ехать с матерью на Украину. Мы договорились, что я напишу ему пока по старому адресу, как только устроюсь на новом месте, а он мне ответит уже с Украины. Но, когда я приехала в район, произошла путаница, меня отправляли то в один, то в другой поселок, так что, когда я, действительно, устроилась на работу и написала Андрею, их уже не было там. Мое письмо пришло обратно с пометкой: “Адресат по месту не проживает”. Так мы и потеряли друг друга. Потом союз распался, Украина и вовсе отошла от нас. Всё…
— Тогда, если бы он успел получить твое письмо, у тебя была бы совсем другая жизнь? Другая, счастливая семья? Как же так случилось? — удивлялась Яна.
Мать грустно улыбнулась:
— Да, у меня был бы любимый муж, другие дети. Но я не обижаюсь на судьбу. Судьба приготовила мне встречу с тобой, поэтому я вышла за твоего отца. И пусть мы с ним развелись, жизнь без тебя мне не нужна. Даже если бы мне дали шанс все изменить, я бы все равно выбрала ту судьбу, которая у меня есть, потому что я люблю тебя, доченька, и ругаю тебя потому, что беспокоюсь за тебя, — сказала Лена, притянула к себе дочь и поцеловала в лоб.
— Как же так? — спросила смущенная Яна, — а как же любовь?
— Я ни о чем не жалею, — ответила Лена, — любовь никуда не уходит, она остается с человеком навсегда. Прошло больше двадцати лет, а я закрываю глаза и вижу под окном красный мотоцикл, тоненького парнишку с развевающимися на ветру кудрями и томный взгляд обожающих зеленых глаз.
Я помню это потому, что люблю.

 
 

Публикация: Январь 2011

 

 Нравится

 

 

 

 


При перепечатке авторских материалов активная ссылка на "Южный регион" ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Печатным изданиям для этого необходимо получить письменное разрешение редакции
(кроме изданий-партнёров)!


Rambler's Top100

Разместить рекламу