*
 
 

Руслан Устраханов
Автор и корреспондент независимой газеты «Baltic Review»
(Балтийское Обозрение) в странах Скандинавии.
Директор Скандинавского бюро «Baltic Review»
(Осло, Норвегия)
 

Наш «Южный регион» уже давно читают и смотрят в разных странах мира. Постепенно, шаг за шагом налаживаются международные контакты журнала. Это радует. Потому, что «Южный регион» позиционирует себя как «Общественно-политический, литературно-художественный и познавательный Интернет-журнал для всех». Именно так он и значится в каталогах российских Интернет-ресурсов.

Мы стараемся представить разные точки зрения разных людей на окружающий мир и «объективную реальность, данную нам в ощущениях». Эти взгляды могут не совпадать с чьими-то представлениями или ожиданиями. Но это не повод считать их ошибочными – каждый видит мир так, как он его видит. Меньше всего хотелось бы давать кому-то наши характеристики или «навешивать ярлыки». Пусть читатель, зритель, слушатель во всём разбирается сам на основе той информации, которую мы ему постараемся представить насколько возможно полно. Есть ещё и Глобальная Информационная Сеть, где каждый может поискать недостающие звенья для полноты картины.

Электронная почта принесла в журнал сразу несколько писем из Осло. От нашего  соотечественника, а ныне жителя Норвегии Руслана Устраханова.

Полковник российской милиции в отставке, бывший начальник Мончегорского УВД Руслан Устраханов автор и корреспондент независимой газеты «Baltic Review» (Балтийское Обозрение) в странах Скандинавии. Директор Скандинавского бюро «Baltic Review», которое находится в столице Норвегии Осло. В России этого человека воспринимают неоднозначно – для кого-то он герой, для кого-то – предатель, перебежчик, агент иностранной разведки. Что из этого соответствует действительности, а что нет – разбираться не нам. Это компетенция спецслужб и юристов. Нам он о себе не написал практически ничего, только прислал свои материалы. Но коль это авторские материалы, предназначенные для публикации именно в нашем журнале и для наших читателей… Мы привыкли представлять авторов. Статьи показались нам интересными. И всю информацию об их авторе нам пришлось искать в Интернете. Нашлось достаточно много всего. Ограничимся только двумя ссылками: статья на Интернет-портале «Мурманск-Пресс» «Дело Руслана Устраханова» и его авторские материалы в «Baltic Review». Знакомьтесь по приведённым ссылкам сами.
 
Мы же просто представляем на Ваш суд, дорогие читатели, материал Руслана Устраханова

Мерзости цивилизованной Скандинавии  

I. Российская оппозиция и отмороженная Европа

Желание западных держав превратить избирательные кампании: думскую, а теперь президента, в революционный процесс в России, очевидно. С надеждой, что кровавые последствия 1917-го никто в ней не помнит.

С этим связано приглашение в посольство США в Москве 17 января представителей оппозиционных парламентских и внепарламенских партий: Леонида Калашникова (КПРФ), Сергея Митрохина («Яблоко»), Бориса Немцова и Владимира Рыжкова («Партия народной свободы»), Ильи Пономарева и Оксаны Дмитриевой («Справедливая Россия»).

Присутствие в этой компании лидера Федерации автовладельцев России Сергея Канаева и главной защитницы Химкинского леса Евгении Чириковой означает новое направление в политике американской дипломатии. Теперь, кроме вопросов строительства демократии в России, она будет заниматься экологией Москвы и защитой российских автовладельцев. В общем, за Россию взялись всерьез.

Предвыборная пропаганда оппозиции, как обычно, сводится к сплошному негативу: все плохо и власть антинародная. Не отстает от оппозиции Первый канал российского телевидения. Два Андрея: Макаров в «Свободе и справедливости» и Малахов в «Пусть говорят» в постоянном режиме вываливают информационную грязь о России на многомиллионную аудиторию телезрителей. Первый канал является международным и образ России за рубежом формируется в духе перечисленных программ.

Всех в антироссийской риторике объединяет одно – преклонение перед Западом, как эталоном свободы и заботы о человеке. К слову сказать, ничего подобного в Европе увидеть невозможно. Телеэфир тут заполнен, в основном, программами о домохозяйках, животном мире планеты и жителях африканского континента.

Хочется разочаровать всех тайных и явных поклонников западноевропейского образа жизни. Слухи о гуманном и человеколюбивом здесь обществе явно преувеличены. В этой связи примечателен диалог кандидата в Президенты РФ Владимира Жириновского с Натальей Нарочницкой в предвыборных дебатах по телевидению 7 февраля. Лидер ЛДПР говорил о замерзших в России, требовал привлечения к ответственности местных чиновников.

Освещение проблемы замерзающих, вне зависимости от гражданской принадлежности на таком уровне возможно только в России. В Европе тоже мерзнут. Только за 2 недели февраля их цифра достигла 500. Но проблемы нет. Для Скандинавии это будет озвученной статистикой, при условии, что жертвой морозов стали коренные жители. Судьба бездомных выходцев стран бывшего соцлагеря никого не интересует.  

В Осло, рядом с парламентом, на каменных улицах ночуют мигранты, все тепло которым создают рваные одеяла и горящие свечки. Выходящие из дорогих ресторанов и рядом находящегося театра норвежцы внимание на лежащих бездомных не обращают. Для них они
не люди. Та же картина в Стокгольме: ночующие у зданий домов в центре города бездомные. Никакой публичной статистики их жизни и смерти нет. Тем более, обсуждения на уровне кандидатов на пост главы государства.

О том, что происходит на Центральной станции Стокгольма (Stockholm Central Station) следует сказать особенно. С 24 часов до 03 часов 30 минут она закрывается. Все ожидающие поезда, автобуса местных и междугородных маршрутов выбрасываются на улицу. Мне пришлось быть свидетелем, как женщины укутывали детей, которым предстояло провести более 3 часов на ночном морозе. Команда здоровых подонков-охранников не церемонилась ни с кем. Ни одного голоса протеста о происходящем варварстве я не услышал. На вопрос к администрации об увиденном, я получил вежливый ответ
таковы правила. Такие изуверские «правила» действуют почти во всех подобных местах ожидания цивилизованной Европы.


II. О лучшей медицине мира

Говоря о скандинавской медицине, следует сразу отметить, что большинству населения здесь обеспечена беззубая старость. Астрономическая стоимость стоматологических (зубопротезных) услуг вынуждает даже имущих викингов выезжать за их получением в Россию и другие страны СНГ. Популярностью пользуется «нелюбимая» демократической Европой республика Беларусь: низкие цены, высокий уровень обслуживания, качество и порядок.

Есть другая отличительная особенность этих образцовых демократических стран. Принцип милосердия: обязательное оказание помощи больному
основополагающий во врачебной деятельности и в клятве Гиппократа, здесь не действует. В пригороде Стокгольма живет мой старый, добрый товарищ по Мурманской области. Бывший российский врач, ныне местный эскулап. Шведский чеченец, либо чеченский швед, сейчас уже не поймёшь. Одним из высоких достоинств европейского здравоохранения он называет право отказа на оказание медицинской помощи вне стен лечебного заведения. «Даже если на улице будет умирать человек, я пройду мимо. Это не мое дело», вещал он мне голосом праведника. Объяснение простое страх материальных исков в случае, если помощь не даст положительного результата.  

Врач вне работы
здесь не врач, а экстренная помощь на улице, в ином месте должна оказываться только соответствующими службами. Но со «скорой помощью» не все так просто. Необходимо долгое объяснение причин вызова, результатом чего может быть отказ. К лицам с высокой температурой она вообще не приедет. В лечебные учреждения им необходимо добираться самим. Далее следует длительное ожидание приема, вне зависимости от состояния здоровья.

«Good luck!»
пожелала врач одной из клиник Финляндии женщине-россиянке, на заявление, что та, в знак протеста, уйдет: 2-летний ее ребенок «разрывался» в крике от боли и многочасового неполучения помощи.  

Российские СМИ переполнены восторгами об организации системы здравоохранения в Норвегии. «Качество и доступность медицинских услуг в Норвегии известны во всем мире. Основным принципом норвежской медицины является обеспечение медицинским обслуживанием всех жителей страны независимо от их социального статуса и материального положения». Мнение уважаемых российских ученых-медиков, опубликованное в «Научно-практическом медицинском журнале», нуждается в дополнении. Неравенство медобслуживания в Норвегии существует только в плоскости национальной.  

Оказание бесплатной (государственной) медпомощи сопряжено с дискриминацией в отношении ею нуждающихся. Для мигрантов
просителей статуса беженцев, она заключается лишь в обследовании на предмет наличия опасных инфекционных заболеваний. По всем остальным болезням чуткие норвежские врачи предлагают пить воду, либо принимать дешевый парацетамол.

Получившие статус беженцев могут пользоваться услугами государственного здравоохранения. Но приему у врача предшествует не один месяц ожидания. Внимание врачей к проблемам здоровья к потомкам викингов и лицам с мигрантскими корнями отличается радикально. Часто это носит характер открытого издевательства. Нежелание тратить бюджетные средства на некоренных норвежцев, вне зависимости от наличия у них норвежского паспорта, демонстрируется постоянно. Страдания и скотское отношение заставляют обращаться последних к услугам дорогого частного здравоохранения. В связи с чем, декларативные заявления о лучшей госмедицине в этой стране для этой категории граждан превращаются в пустой звук.

Жене моего товарища из Ставангера, страдающей защемленным седалищным нервом, предложено было ждать приема в течении двух месяцев. Несколько вынужденных лечебных процедур у частника обошлись ей более чем в 2 тысячи крон из получаемого пособия. Знакомому, выходцу из Чечни
гражданину Норвегии, на приеме у врача с жалобой на боли в суставах было предложено выпить стакан воды все с тем же парацетамолом. Вот и все лечение.

Обследование моего соседа из Тёнсберга, выходца из Эритреи, с наличием высокой температуры, ограничилось осмотром его языка и ушей. После чего тот был «с миром» отпущен, узнав от норвежского последователя Гиппократа, что абсолютно здоров. Пришлось заниматься самолечением. Даже недавнее получение желанного статуса беженца радости ему не принесло. Имеющий университетское образование и владеющий тремя языками, он часто говорил мне, что оказался жертвой обмана о Норвегии, на деле оказавшейся страной, расизм в которой сравним только с бывшим южноафриканским.

Дороговизна медицинских услуг и препаратов часто ставит вопрос выбора между голоданием и здоровьем. Объективности ради, следует заметить, что в Скандинавии, во многих городах действует сеть благотворительных организаций. Лица с низким прожиточным минимумом могут получить здесь чашку риса с молоком и куском сыра, либо продуктовый набор из хлеба с консервами. Правда, придется выстоять длинную очередь, или выслушать часовую проповедь в церковной миссии.


III. Свободная конкуренция по-норвежски и не только.

Позиция норвежской власти в вопросах негосударственной деятельности
продолжение политики расовой дискриминации в Норвегии. Право на существование здесь может иметь лишь то, что не конкурентоспособно и угрозы материальным интересам коренных норвежцев не представляет. Рискнувший встать на путь конкурентной борьбы иностранец, либо житель Норвегии с мигрантскими корнями, попадает в полосу административно-судебных разбирательств. Этот механизм норвежцами отработан до совершенства. Итог всегда один: прекращение деятельности.

«Не дали работать»,
так объясняли прекращение работы отдела одежды в торговом центре Киркенеса. Отдел был открыт выходцем из России и пользовался популярностью среди приезжающих в Норвегию мурманчан. 

«Не дали работать»,
тот же комментарий по закрытию магазина я услышал несколько месяцев назад от гражданина Норвегии пакистанского происхождения. В Тёнсберге он продавал качественную итальянскую обувь по ценам, намного ниже чем норвежцы.

Показательна история с крупнейшей немецкой сетью дисконтных супермаркетов LidL. Российским гражданам она знакома по Финляндии, Швеции, как экономичная. В Норвегии, с ее суперценами, LidL предлагала дешевые товары под собственной торговой маркой. Надеясь привлечь к себе покупателей, LidL намеревалась разрушить олигополию норвежских сетей Norges Gruppen, Coop, Rema 1000 и Ica.

Против немецкого «захватчика» объединились все: власть, профсоюзы и представители норвежского бизнеса. В магазинах LiDL на постоянной основе дежурили группы наблюдателей от государственных органов и любители-энтузиасты. В их задачу входила фиксация любых нарушений и ошибок в работе сети. Как говорят очевидцы, у покупателей немецких магазинов «вымаливали» жалобы и претензии. Профсоюзы занимались организацией конфликтов между работниками LiDL и руководством кампании. Общими усилиями патриотов LiDL удалось «свалить». В 2007 году 50 магазинов сети перешли в собственность местного конкурента
сети Rema 1000.

Все ведущие направления экономической (и не только) деятельности здесь давно «приватизированы» родственными группами. Клановость и семейственность во всех сферах норвежского общества носит абсолютный характер. То, что в правовом государстве считается экономическим преступлением с явными признаками коррупции, Норвегией воспринимается как нормальная реакция страны на защиту своих интересов. Это один из ответов, почему Норвегия отказалась вступать в Евросоюз. Что дает ей возможность игнорировать те принципы цивилизованного существования в экономике и политике, которые не связаны с интересами однородной норвежской биологической общностью.

Яркая уникальность Норвегии
в позорных для страны сценах расизма. Одна из таких в общественном транспорте. Где пассажирские места остаются не занятыми потому, что сидящие в них отличаются от потомков викингов-оленеводов иным оттенком кожи, либо формой лица.  

Но есть общее, что дает основание считать Скандинавские страны абсолютно свободными: право на противные природе человеческой однополые браки. Оно, безусловно, придет и в Россию победившей демократии.


В качестве послесловия:

Беседуя со мной, финский предприниматель
выходец из России, сказал, что читает мои статьи о Норвегии: «В них я во многом узнаю Финляндию». Поверим ему на слово.
 

Публикация: 28 февраля 2012

 

 Нравится

 

 

 

 


При перепечатке авторских материалов активная ссылка на "Южный регион" ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Печатным изданиям для этого необходимо получить письменное разрешение редакции
(кроме изданий-партнёров)!


Rambler's Top100

Разместить рекламу