*
 
 

Ираида ПОПОВА
(г. Якутск)

Встреча со свекровью

(Рассказ)

Из улицы, пышущей зноем, Даша вошла вслед за мужем в спасительную прохладу аэропорта. Молодая женщина тяжело отдувалась, выпятив пятимесячный живот. Ей стало немного легче, когда из плавящегося асфальта она шагнула в прохладный бетон. Сегодня отсюда она полетит в Якутск, где предстоит ей встреча со свекровью.

– Вань, – сказала Даша. – А может, поедем сразу к моим? С твоей мамой я еще познакомлюсь, а по своим родителям очень соскучилась. Кстати, тебе с ними тоже не мешает познакомиться.
– Да не бойся ты, всё будет нормально. Погостим у нее немного, потом и к твоим можно, – беспечно ответил муж.
– Ну, не знаю, – ответила она, вспомнив амбициозные фотографии моложавой свекрови и пару звонков, когда она слышала её голос, мягко сказать, прохладный.
Она честно признавалась себе, что боится этой встречи, но что ей еще оставалось делать, как идти вслед за мужем?

Вскоре они сели в самолет и вылетели из города, который стал почти родным за время учебы и работы молодоженов.

Как только стюардесса объявила, что можно расстегнуть ремни, Ваня сказал:
– Слышала? Она сказала, что второй пилот Афанасий Петров. Помнишь Афошку, он же в авиационном тоже в наше время учился? Посиди-ка здесь, дорогая, а я пойду поздороваюсь.

Ваня как ушел, так и остался болтать со своим старым другом. Даше вскоре стало скучно. От нечего делать, она вытащила из сумочки маленькое зеркало, оглядела себя. Как ее новые родственники встретят? Красная кайма посередине белого сарафана подчеркивала выпуклый животик. И зачем она купила такой сарафан? Эта полоска совсем не гармонирует с образом. Она достала ярко-красный лак для ногтей, чтоб изобразить какое-то подобие гармонии. Только она стала наносить его на ноготь, как самолет качнуло, и она намазала мимо. Долго рылась свободной рукой в сумочке и, наконец, достала жидкость для снятия лака и открыла пузырёк. Самолет качнуло еще раз, и Даша пролила жидкость прямо на выпячивающийся живот.

– Всё, – огорченно выдохнула она. – Пятно на самом видном месте, да еще перед самой встречей со свекровью.
Женщина с соседнего ряда успокоила ее:
– Ничего, это, наверное, ацетон, он пятен не оставляет.
– Нет, это новое поколение жидкости, он не содержит ацетона.
– Тогда попробуйте влажными салфетками, – протянула собеседница пакетик.
Синтетическая ткань, пропитанная жидкостью, стерлась как рисунок мелом со школьной доски. В сарафане образовалась огромная прореха, обнажившая голый пупочек. Даша застыла с раскрытым ртом.
– Закройтесь чем-нибудь, – сухо сказала женщина, всем видом демонстрируя непричастность к Дашиной неожиданности.

Но ей абсолютно нечем было прикрыть живот – сумочка была слишком мала, все остальное сдали в багаж. В надежде на помощь, она нажала на кнопку вызова стюардессы. Та ничем не могла ей помочь, предложила только влажные салфетки. Даша отказалась, попросила только вызвать мужа из кабины пилотов.
Узнав, что приключилось, Ваня принес с собой сухие бумажные салфетки и приложил их к мокрой ткани. Они быстро впитали жидкость, но прилипли к ткани и вся поверхность, соприкоснувшаяся с бумагой, отошла, еще больше оголив живот. Женщина, которая поначалу отвернулась от них, дала Даше веер и они с мужем долго сушили то, что осталось от сарафана. Тем временем самолет приземлился в Новосибирске.

Все стали выходить, остались только Даша с Ваней. Даша пыталась уговорить бортпроводницу, чтоб разрешила им остаться в самолете, но та была непреклонна, сказала, что ей очень жаль, но таковы правила.
– Ладно, переоденьтесь, я подожду, – сказала она сжалившись.
Даша обрадовалась:
– Ой, спасибо Вам большое, можно я заберу багаж?– протянула она наивно бирку.
– Девушка, не разрешается, я сказала, – снова стала строгой стюардесса. – Мужчина, снимите рубашку, повяжите женщину, чтоб прореху не было видно! Всё, выходите, не положено!

Даше казалось, что все смотрят на нее. Вот в центре парни гогочут, девушки на скамеечках хихикают. Женщина, которая сидела рядом с ними, делает вид, что не знает их. Ваня нашел место где-то в уголочке. Ему, наверное, самому было неудобно, он встал и пошел в сторону таксофона. Когда плотный парень-азиат, почему-то с голым торсом, проходил мимо ожидающих, люди отводили взгляд и расступались.

Ваня поговорил с родственниками, вернулся и сел рядом с женой.
– Это всё ты виноват, – ворчала Даша. – Говорила я тебе, что много брать не надо, можно было бы всё ручной кладью пронести. Как я теперь на глаза твоей матери покажусь?
– Ты-то хоть прикрытая сидишь, а я вообще голый! – хохотнул Ваня. – Не ворчи, я-то здесь причем, сама пролила. Насчет мамы не беспокойся, у нее много работы, в аэропорт за нами не приедет.
– Небось, наболтал уже, что жена в аэропорту с голым животом сидит? – обиженно ворчала Даша.
– Неа, не сказал. Да не паникуй ты, в аэропорту получим багаж – успеешь переодеться. Нас встретят сестра с мужем, у них машина просторная.

Ваня сразу почувствовал себя дома, когда вышли из самолета в Якутске. Везде были его знакомые. Один выкрикнул издалека: «Привет Вань! Чего голый-то?». Ваня уже не стеснялся голого торса, тоже на весь порт выкрикнул: «Да вот на югах последнюю рубашку сняли!». Все кругом – знакомые и незнакомые – рассмеялись.
Даша была недовольна, что муж привлекает внимание. Она шла за ним, пытаясь быть как можно незаметнее, тыча кулаком ему в бок и бормоча: «Тихо ты, не позорь меня!».

Ване, казалось, было уже все равно, вдруг он всплеснул руками и заорал:

«Привет!».

Он схватил жену за руку и сказал:
– Вот они стоят, мои: сестра, зятек, и кто это спиной к нам? А, кажется, тетя Таня! Иди к ним, я займусь багажом… Дениска! Пошли поможешь!
Даша вдруг осталась одна без прикрытия перед огромной толпой. Она схватилась за живот крест накрест поверх мужниной рубашки и засеменила к новым родственникам.

Ванина сестра выпучила глаза:
– Ты – Даша? – спросила она. – Что случилось? Почему Ваня голый? А что, что с животом, почему ты обвязалась?
Вопросы готовы были сыпаться и дальше, но женщина, стоявшая рядом, прервала ее на полуслове:
– Да остановись, ты, трещотка, дай человеку прийти себя после дороги. Ей и так неудобно, а ты с вопросами лезешь. Сначала познакомься, потом уже спрашивай!
Девушка также быстро, как в начале, стала тараторить:
– Я – Майя, сестра Вани, а это…
– Угомонись уже, Майя, – снова остановила ее женщина и ласково взглянула на Дашу.
Майя надула губки, скрестила руки на груди и отвернулась от них.

Даша где-то ее видела… Сразу понятно, что это близкая родственница Вани, надо было строить хорошие отношения с его родственниками, и она выпалила:
– Я знаю, Вы – тётя Таня, – улыбнулась она женщине.
Женщина усмехнулась, взглянула в глаза Даше и сказала:
– Нет, я сестра тети Тани, можешь называть меня просто Маша.

Майя снова повернулась к ним, опуская руки и выпучивая глаза. Она закрыла ладонью раскрывшийся рот, медленно покачала головой и снова отвернулась. Даша стояла к ней спиной, рассказывая о своих напастях, и ничего не заметила. Они с Машей то и дело покатывались от смеха.

Потом Маша достала из кошелька несколько крупных купюр, протянула их Майе:
– Ну, хватит смеяться, сходи, купи платье попросторнее.
– Какой размер? – обратилась Майя к Даше.
– Я думаю, что сорок восьмой будет достаточно, – ответила за нее Маша.
Даша опомнилась, стала отмахиваться:
– Нет, нет, что Вы? Не надо, сейчас Ваня принесет багаж, я переоденусь! – сказала она, представив, как свекровь узнает, что она с самого начала знакомства выудила у родственницы деньги на новое платье.
– Это не обсуждается, – строго сказала Маша. – Майя, мы будем в туалете, – сказала она, приобняв Дашу одной рукой.

Когда Даша переоделась и все вышли на улицу, парни уже разобрались с багажом. Увидев Машу, Ваня пошел на нее с распростертыми объятьями:
– Привет, родная! Тоже приехала встречать? Как я рад!
Даша подумала: как же он, оказывается, любит эту свою тетю. Маша заторопилась:
– Привет, дорогой, всё, потом! Дашенька устала, мы на моей машине поедем, а Вы там сами багаж укладывайте, езжайте.

Они сели в хорошенькую двухместную машину.
– Что ты ожидаешь от этой поездки к родственникам? – спросила Маша.
– Честно говоря, больше всего боюсь встречи со свекровью, – призналась Даша.
– Почему? – удивленно вскинула брови Маша.
– Я замужем за ее сыном уже несколько лет, но ни разу не встречалась с ней, не знаю, что она думает об этом.
– Разве это не зависело от тебя самой?
– Может быть, но я всегда боялась встречаться с ней. Но, видит Бог, никогда специально не избегала. Она, наверное, думает по-другому. Но рано или поздно всё равно надо с ней встретиться, всё-таки родная мать моего любимого мужа.
– Но почему ты стала бояться ее? – Она отвела взгляд от дороги, всматриваясь в лицо Даши. – Может, она когда-то что-то не то сказала тебе по телефону, или, сама того не зная, чем-то обидела тебя? Так тоже случается, но, может, и не со зла?
– Нет, ничего такого она не делала. Просто она мне чужой человек. Я чувствую, как она говорит со мной по телефону. Не как родственник, а скорее как учитель или начальник. Больше всего боюсь, что не уживемся, а если муж встанет перед выбором… Он очень любит свою мать и будет на ее стороне.
– Ну, что ты такое говоришь, деточка, разве разумная мать заставит сына делать такой выбор? Она, может, тоже думала, что ты ей чужая, ведь вы не знакомы. Ваня – ее любимый сын, где-то, возможно, промелькнула мысль, что ты уводишь его от нее навсегда, да еще в чужой город. Почему ты не захотела вернуться в Якутск после учебы?
– Я бы, может, и вернулась, ведь жить на чужбине без родных несладко. Но я просто боялась жить с ней в одном доме.
– Она мечтает часто видеться с сыном и внуком.
– Это видно будет при встрече, если будет холодной, как скала, то зачем я буду привозить ей ребенка? – сказала Даша, поглаживая живот.
– Ты ведь молодая, образованная, попытайся найти с ней общий язык, все флаги тебе в руки, ты должна сделать шаг ей навстречу.
– Если бы она оказалась такой, как ты, мы бы с ней нашли общий язык.

Маша попыталась скрыть улыбку.
– Ну, скоро все выяснится. Всё, приехали, выходи.
– Ой, уже? Хоть бы все прошло хорошо! – покрестилась Даша. – Она, наверное, дома ждет нас?
– Не бойся, это моя квартира. Вы будете жить у меня.

Даше облегченно вздохнула, но с другой стороны стало грустно. Почему их поселяют у дальних родственников?
– Ванина мама сама так решила? – спросила она.
– Конечно, сама, – ответила Маша, открывая ключом дверь. – Заходи.

Вскоре появились парни с сумками, за ними вошла Майя.
– Я же говорил, что вы поладите! Мам, она тебе понравилась? – прогремел Ваня с дверей.
Даша стала оглядываться в поисках свекрови. Маша же смеялась до слез, потом ответила:
– Конечно, дорогой, мы поладили, твоя жена мне очень понравилась! – сказала Маша, обнимая и целуя Дашу.

– Я – Ванина мама, Мариетта Михайловна, которую ты боялась. Не обижайся, Даша, я действительно родная сестра тети Тани, она меня всегда называет просто Машей. А ты называй меня мамой!
 

Публикация: 5 августа 2012

 

 Нравится

 

 

 
 

 

 

 


При перепечатке авторских материалов активная ссылка на "Южный регион" ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Печатным изданиям для этого необходимо получить письменное разрешение редакции
(кроме изданий-партнёров)!


Rambler's Top100

Разместить рекламу