*

Главная
Содружество


Татьяна Котова
(Санкт-Петербург)

Татьяна Котова родилась в Ленинграде (ныне – Санкт-Петербург) в 1954 году. Рассказывая о себе, подчёркивает: «Я ленинградка в четвёртом поколении, здесь мои корни».  Окончила редакторский факультет Ленинградского филиала Московского полиграфического института. Работала редактором, Главным редактором в разных изданиях Санкт-Петербурга. В «лихие девяностые», когда вокруг, казалось, рушилось всё, и сама твердь земная ходила ходуном под ногами, работала менеджером по продаже полиграфических услуг, менеджером кадрового агентства. Сейчас смеётся: «Те годы «очень весёлыми» были и многому научили. Теперь могу продать всё, что угодно. Хоть слона из зоопарка». Много работала и в журналистике. Знакомилась с интересными людьми, интервьюировала, писала событийные репортажи. Тематически у неё всегда была и остаётся привязанность к сфере художественного творчества. Дружит со многими замечательными, известными фотохудожниками. Но особая её любовь – театр. Театральный мир Санкт-Петербурга Татьяна Котова знает и дышит им. Ни за что не пропустит премьеру интересной новинки и возможности самой написать о ней!  И театр отвечает ей взаимностью.

Сейчас Татьяна Михайловна возглавляет интересный, популярный глянцевый журнал. Главный редактор. Ну, почти как в известном фильме «Дьявол носит «Prada». Только проще и добрее к людям! Особую благодарность Татьяне Котовой хочется высказать за то, что при всей своей огромной загруженности, она взвалила на свои плечи ещё одну ношу: отныне она будет вести в нашем журнале и  непростой раздел «Содружество. Санкт-Петербург». Именно она будет представлять материалы для страниц города на Неве. В личном общении мы с ней уже успели обсудить некоторые предстоящие публикации. Конкретика – пока что –редакционная тайна. Но, смею Вас заверить, дорогие читатели: будет интересно!
И уж точно, не скучно! Здесь будет такое, что у многих дух захватит! В разговоре Татьяна Михайловна тоном, не терпящим возражений, отрезала: «... и театральная жизнь Северной Столицы!». Непременно, Татьяна Михайловна! Кто же может представить себе Питер без театральной жизни?!

Главный редактор «ЮЖНОГО РЕГИОНА»
Сергей Пузанов, член Союза журналистов России

 

Татьяна КОТОВА

Её Кармен

Здесь - страшная печаль отверженности женской
За прелесть дивную - постичь ее нет сил.
Там - дикий сплав миров, где часть души вселенской
Рыдает, исходя гармонией светил.

Александр Блок

********************

Я сидел у окна в переполненном зале.
Где-то пели смычки о любви.
Я послал тебе чёрную розу в бокале
Золотого, как нёбо, аи.

Александр Блок  


Барельеф на могиле Л.А. Андреевой -Дельмас

Лето 1968 года

А вот этот узелок бабе Мане отнеси, наставляла меня тетя Лена.
Знаешь, как доехать? Сядешь на 22 автобус, выйдешь на Театральной площади, там вперед пройдешь.
Отправляла меня тетя Лена к своей какой-то дальней родственнице отвезти дары лета: свежее клубничное варенье, мед и компот из малины.
Вот тебе адрес, найти не трудно.
Не волнуйтесь, тетя Лена, найду. Там рядом Наташка живет.
Не знаю я твоей Наташки, а бабе Мане от меня гостинец передай.
Так я отправилась на улицу Декабристов. Вышла на Театральной, прошла вперед, нашла нужный адрес.

Старый петербургский дом, грязная лестница, провонявшая кошками, щами, сыростью. Квартира на последнем, четвертом этаже с обшарпанной дверью.
Звоню. Слышно, как за дверью кто-то идет шаркающей походкой.
Дверь открыла древняя старушка с некрасивыми заостренными чертами лица, чем-то похожая на Бабу-Ягу.
Здравствуйте, а здесь живет баба Маня? – робко спросила я.
Здесь, здесь. Проходи, девочка. И старушка так мило улыбнулась, что от сходства с Бабой-Ягой ничего не осталось. – Она в магазин пошла, может подождешь?
Тетя Лена просила ей передать это. Протянула я сетку с гостинцем. Вы не передадите? Это клубничное варенье, его тетя Лена очень вкусно варит.
Старушка разочарованно посмотрела на меня.
А я вот, племянницу жду; думала она ко мне пришла.
Нет, я к бабе Мане.
Ну, тогда уж изволь подождать ее. Хочешь, на кухне, хочешь, у меня, а то на пороге неудобно как-то стоять. Она проводила меня в свою комнату.

Старинная мебель, на стенах фотографии, афиши. Старое пианино, рядом стопка нот. Все напоминало об интересной, необычно прожитой жизни, о молодости, о славе. Я не успела с ней познакомиться, пришла баба Маня.
Александровна, за углом груши давали, взяла тебе кило – поделилась своей добычей баба Маня, – а вот кефир, хлеб и сыр, все как ты просила.
А к тебе гостья с подарком! – пропела Александровна, принимай!
Я вам варенье от тети Лены привезла, робко сказала я, доставая банки.
Посиди с нами, чайку выпей.
Не могу, баба Маня, на поезд опоздаю, а следующего ждать долго, да и приеду поздно, дома волноваться будут. Я обещала приехать на этой электричке.
Ну, раз обещала, тогда другое дело. Задерживать не буду. Спасибо тебе. Елене кланяйся.
Я попрощалась и поехала на Витебский вокзал.

1913 год

Она была оперной примой театра Музыкальной драмы – Любовь Александровна Дельмас. Яркая, веселая, казалось, что вокруг нее все светится теплым светом, ее рыжие пышные волосы были похожи на отблеск солнца.
Она недавно вернулась из Парижа, где участвовала в «Русских сезонах».
В «Борисе Годунове»  исполняла партию Марины Мнишек, а ее партнером был сам Федор Иванович Шаляпин. Но лучшей ее партией стала «Кармен»!
Любовь Александровна могла только догадываться, кем был ее поклонник, все время посылавший ей розы, письма, стихи…

Судачили соседки, видевшие, как она возвращалась домой с букетами роз.
– Ой, Маняша, про твою хозяйку-то что говорят! Будто она голой про какую-то Кармен поет! И на что только смотрит Павел Ефимович! 
Маня гневно обрушивалась на соседок, сочинявших небылицы, и сплетни на некоторое время затихали. Но на этот раз ненадолго.
– А жене Павла Ефимовича какой-то поэт стихи повадился сочинять, вот они сейчас раздельно -то и живут. Не нравится ему все это.
– Сидела бы дома никто и не сочинял бы. Хватит того, что муж поет. А уж у него голос! Как затянет, на другом конце улицы слышно.

«Кармен» шла в сезоне того года последний раз. Любовь Александровна ждала этой встречи. Встречи, которая принесет ей столько счастья и столько боли! После того спектакля швейцар снова передал ей от него записку с номером телефона. Поздно ночью она позвонила. Ей ответил поэт Александр Блок.

Они встретились в конце холодного марта. Эта весна, словно возродила их жизнь!
Он посвящал стихи ее Кармен, бродил по улицам, потрясенный ее меццо-сопрано, зовущим, влекущим, манящим. Он представлял себя Хозе, мечтавшим поцеловать руку Кармен, бросившую ему цветок. И без конца посылал ей стихи.

Это чудо, что они жили на Офицерской и могли каждый день видеть друг друга! Они сблизились очень быстро. Она была несказанно счастлива, хотелось летать, петь, утонуть в этом неземном блаженстве! Любовь Александровна была прекрасна как никогда. И такой сделал ее Блок, заставлявший всех женщин, которых любил, верить, что они прекрасны.
Казалось бы, вот оно, их счастье, которое однажды в Таврическом саду они нашли на ветках сирени, выискивая «счастливые» пятиконечные цветочки.

Они должны были расстаться…
Блок уехал в Шахматово, а Любовь Александровна к себе на родину, в Чернигов. Никогда она так не страдала, как в этот месяц. Писем от Блока не было. Ее волнение становилось невыносимым. Они уже перестали понимать друг друга. Она строила планы их совместной жизни, а он пришел к заключению, что для поэта нельзя быть таким счастливым. Он должен служить поэзии и по-своему это переживал. «Я не знаю, как это случилось, я нашел Вас, не знаю и того, за что теряю Вас, но так надо. Надо, чтобы месяцы растянулись в годы, надо, чтобы сердце мое обливалось кровью, надо, чтобы я испытывал то, что не испытывал никогда, – точно с Вами я теряю последнее земное. Только Бог и я знаем, как я Вас люблю».
Расставание для Любови Александровны длилось долго. То она звонила ему и назначала встречу, потом жалела об этом, то иногда навещала его. Ей было больно его забывать.

1915 год

Однажды Любовь Александровна зашла в Николо-Морской собор. Там проходило пышное красивое венчание. И тут она вспомнила, как когда-то венчалась раба божья Любовь рабу божьему Петру. Господи! Давно ли это было! Любовь Александровна долго плакала. Это были слезы прощения, понимания, смирения.

1916 год

Он не пропускал ни одного ее выступления. Ее Кармен.
Она попросила его вернуть ее письма. Не хотелось, чтобы кто-то еще знал о тайной страсти, тайном грехе запретной любви. И они остались друзьями до самой его смерти.

1951 год

С Петром Ефимовичем Андреевым они прожили долгую, трудную, счастливую жизнь. Во время Великой Отечественной войны давали концерты на фронте. Вместе выезжали на гастроли. После войны преподавали в Ленинградской консерватории. Любимой оперой Петра Ефимовича была «Князь Игорь», где он исполнял особенно проникновенно партию князя Игоря.
В этом году Любовь Александровна овдовела, но не осталась одна. Была доцентом Ленинградской консерватории, преподавала вокал.

Апрель 1969 года

– Тетя Лена, а кто эта старушка, у которой живет баба Маня?
– Это Любовь Александровна Андреева -Дельмас, оперная певица. Жаль, совсем недавно умерла. Ей поэт Александр Блок стихи посвящал. Вот ведь как получилось, почти на полвека пережила его. Даже письма его хранила.
– А свои, которые ему писала?
– Нет, девочка, она их сожгла. Видимо, какая-то была у нее тайна.

Прошло много лет. И только повзрослев, внимательно перечитывая Блока, я немного догадывалась, какая это была тайна.

Публикация: ноябрь 2013

    

 

Главная
Содружество

 


При перепечатке авторских материалов активная ссылка на "Южный регион" ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Печатным изданиям для этого необходимо получить письменное разрешение редакции
(кроме изданий-партнёров)!


Rambler's Top100

Разместить рекламу